Терентий
Сегодня мы с Анютой снова полдня провели в этом Центре на Севастопольском. Была консультация у анестезиолога, потом - у нашего с ней врача, всякие оформления и последний перед завтрашней операцией анализ УЗИ. Анюта вечно путается, всё забывает, теряется, так что надо самому всё держать в голове и контролировать. Она может вполне куда-нибудь пойти и оставить, скажем, сумку с деньгами и со всеми документами - просто позабыть, что сумка была. Поэтому надо быть с нею рядом.
Эмбриона, конечно, по-прежнему нет, но в яйце нашем появилась какая-то палочка. А две или три недели назад, когда я спрашивал врача, что, собственно, мы должны сейчас увидеть на экране, она ответила мне, что сперва должна появиться как раз маленькая палочка рядом с желточным мешочком, и что вот это и будет крошечный эмбриончик. И вот, сегодня я спрашиваю врача - не эта ли палочка должна была появиться на экране? А врач мне отвечает - мол, что Вы! Сейчас уже восемь с половиной акушерских недель! Уже эмбриончик должен быть большим, с ручками и с ножками! Ничего похожего нет. Видимо, яйцо всё-таки развивается, но очень медленно, так что все сроки прошли и ждать больше нечего. Завтра с утра мы снова приедем в этот Центр, и Анюта пойдёт на операцию, а я буду её ждать.
Вот уже три с лишним года у меня не было близких отношений ни с одной другой женщиной, кроме Ани. И у неё, скорее всего, тоже - ни с кем, кроме меня. Да, ЭТИ женщины иногда приезжали ко мне в гости домой, на пару часов, но ни с одной из них я грань не переходил. Начиная ещё с июля одиннадцатого года, когда познакомился с Аней. И вот теперь - развилка и перепутье. Что дальше делать - непонятно, не знаю совершенно. И, может быть, надо бы оглядеться вокруг и посмотреть на кого-то ещё, и Анюту от себя отпустить - быть может, она смогла бы забеременеть от другого мужчины. Ведь ясно же, что у нас с ней несовместимость. Но совершенно никого не хочется, вот что странно. Хотя у девяти из десяти женщин, если взять в среднем, фигурка намного лучше, чем у Анюты. И характеры у многих мягче и женственнее. А вот нет ни малейшего желания ни с кем знакомиться, пустота в душе. В душу она вошла и жалко её очень.