• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:27 

Всё-таки мало у меня картинок. Вот ещё добавил - из старых своих карикатур. Может быть, кого-нибудь они повеселят. :) Правда, тема слегка мрачноватая - сумасшедший дом.. :)

- А бывают у Вас кошмары наяву?
- Да! Вот сейчас!! :)

- Дорогой! Этот фасон как раз входит в моду!

-Вас предупредили, что в эту палату переводят Герострата?
-Да, мы уже готовы! :)

.....................
Может быть, у меня с чувством юмора не всё в порядке, но мне самому кажется, что это безумно смешно. :)

11:15 

Мой друг Женя.

Не знаю как там и кто, у кого-то, может быть, пьянки-гулянки и вино рекой, а Терентий ни с кем не пьёт и ходит всегда трезвый. На работу - с работы. Просто не с кем встретиться и посидеть, так уж выходит. Может быть, Терентий тоже рад бы был выпить и даже иногда напиться, если большой праздник, но случая подходящего нет. У кого-то там компании и друзья, а друзья Терентия все сидят по своим норам. Редко-редко видимся с ними на чьём-нибудь дне рождения - ну как ты? А ты как? И всё, и снова до следующего случая. Жизнь стремительно летит, а переброситься словом не с кем. Вот я и пристрастился здесь писать - от одиночества.
Лёша замотан работой и постройкой дачи - такой же нескончаемой, как защита диссертации у Терентия. Серёжа занят со своими детьми. Виталик давно пропал, как в воду канул. Ни слуха ни духа уже много лет. Вот разве что Женя..
Мой друг Женя. Однокурсник. Такой же, как и я, осколок, затерявшийся во времени - закоренелый холостяк. Живёт с родителями. И тоже, между прочим, доцент. В своём институте. Разница между нами лишь в том, что Женя - доцент по должности, а Терентий - по званию ВАКа, тогда как должность у Терентия другая - ведущий научный. Но это не так важно.
С Женей мы вместе ездили в Испанию прошлым летом. Отдыхали в одном номере. Чуть ли не впервые в своей жизни Терентий был на отдыхе с другом. Хотя нет - когда-то, очень давно, мы с Виталиком вместе ездили зимой в Красновидово. И в Звенигород потом тоже. На лыжах катались.
Ну, так вот. Терентий немного даже опасался в душе: как это - жить вместе в одном номере? И, вообще, кто его знает, этого Женю, какие у него там тараканы в голове? Всё-таки странно, что он не женат до сих пор. Почему-то то обстоятельство, что сам он тоже не женат, Терентия ничуть не удивляет. Нет, ничего, всё было как нельзя лучше. Женя - отличный парень!
С ним было легко и приятно общаться. Всё-таки у нас с ним много общего, хотя в политике наши взгляды полярно противоположные. То есть настолько противоположны, что дальше и ехать некуда. Ну, да ладно, это даже интересно было - обсуждать всякие проблемы с разных сторон. А ещё вот что: детская слабость Терентия ко всяким там островочкам, крошечным точкам на политической карте, мельчайшим колониям вплоть до микроскопического Питкэрна - что да где да кому принадлежит да какая столица. В жизни Терентий очень редко встречал людей, с которыми можно было бы от души об этом поговорить. :) А вот Женя тоже всё это знает и подхватывает на лету - да, Американские Виргины! Бывшие датские Острова Святого Креста! Терентий: а ты знаешь, какова площадь острова Буве? Единственной норвежской колонии? И Женя подхватывает - ну, конечно! Пятьдесят восемь километров! Это просто стыдно не знать, особенно нам с тобой! И Терентий радостно соглашается и кивает - ну, да! Ну, да! Пятьдесят восемь, почти как Сан-Марино, но всё - вечный лёд! До сих пор - ни одной зимовки! И т.д.
Только вот что кажется Терентию немного странным - отношение Жени к противоположному полу. Женя сразу заявил, что приехал отдыхать. Он устал и будет только спать и загорать. Ну, ладно. Отдыхаем с ним день, другой, третий, ходим на пляж..
Жаркое южное Солнце. Рядом на песке лежат две девушки. Терентий подходит к ним. Дескать, здравствуйте, девушки! А вы откуда? Надо же, какое совпадение - мы тоже из Москвы! А мы тут с моим другом - вон он лежит. Женя. Давно приехали? Да, замечательное местечко! Славное. А на экскурсиях уже были? Я в Фигерасе был, в музее Сальвадора Дали - очень интересно! Нет, я один там был, Женя со мной не поехал. Обязательно съездите! Просто непременно! Да, погода замечательная! То есть, я хотел сказать, отвратительная - всё время пасмурно и ветер холодный. Да, в Москве сейчас даже теплее, мы тоже слышали. Ну кто же знал! А вы уже купались?
Возвращаюсь к нашей подстилке:
- Жень, а Жень! Давай спроси их, что они делают вечером! Видишь, я познакомился. Теперь твоя очередь! Видишь - их две, и нас двое. Тебе какая нравится? Чур, моя чёрненькая! (Терентий всю жизнь неравнодушен к брюнеткам). :)
- Ой, Терентий! Я не хочу. Я отдыхать сюда приехал! Ты давай - иди, сам знакомься!
- Жень! Ну нас же двое и их две! Ну сколько можно спать??
- Терентий! Я же тебе не мешаю ничуть! Знакомься на здоровье! А я не хочу.
И Женя смотрит на меня своими чистыми голубыми глазами из-под толстых стёкол очков. Он не хочет..
Женя очень устал. Он до этого мотался со студентами по каким-то городам и весям, проводил у них летнюю практику. Слушаю вполуха Женин рассказ о том, как сложно это было - сплошные переезды, и жара стояла страшная, Женя был там с Мариной, это ещё одна преподавательница с их кафедры, и они в номере с Мариной просто из душа не вылезали, ходили в одних трусах по номеру - так было жарко.
- Постой! - Терентий вдруг прислушался - А кто эта Марина? И ты что же - в одном номере с ней жил?
- Да, в одном номере - так вышло, номеров было мало.
- А она что же - твоя.. подружка? Ты что-то не рассказывал о ней ничего.
- Да нет! Что ты, Терентий! Да ничего такого! Просто - сотрудница..
Терентий что-то никак не может понять. Женя проводил студенческую практику вместе с какой-то Мариной, жил с ней в одном номере и спал на одной широкой кровати, они там шастали по номеру в одних трусах, а может быть, и без трусов, мылись в душе - и что же??
- А сколько ей лет, этой Марине? - Терентий спрашивает. Может быть, девяносто - тогда всё понятно.
- Тридцать пять! - отвечает Женя.
Это совершенно неправдоподобно. Не поддаётся никакому объяснению. Вдруг у Терентия в голове внезапно вспыхивает догадка:
- Замужем?
Если замужем, тогда всё понятно. Женя, конечно, молодец. Терентий бы тоже себя в узел скрутил бы.
- Да нет, незамужем она, эта Марина!
Это совершенно необъяснимо! Незамужняя, свободная баба в самом соку, молодая, входила и выходила из душа раздетая, спала с ним рядом, и?
- Да говорю же я тебе, у нас с ней ничего не было! - разъясняет мне Женя. И глядит на меня своими светлыми спокойными глазами. А зачем?
Да уж. Странный он немного, мой друг! Как бы это сказать помягче..
Единственная настоящая страсть, целиком владеющая Женей - это Бразилия. Мне это не очень понятно - ну, Бразилия и Бразилия. Но Женя Бразилией просто одержим. Много лет он изучал её заочно, по всевозможным литературным источникам, а потом поехал туда сам, потратив на своё путешествие изрядное количество денег. Причём поехал не просто обычным туристом: здравствуй - до свидания. Нет, мой друг разработал для себя специальный индивидуальный план досконального ознакомления с Бразилией и мотался там по разным провинциям, изучая разные отрасли производств, тамошнее сельское хозяйство, климат, жизнь в городах и сёлах и т.п. Женя даже португальский язык выучил из-за своей необъяснимой и странной любви к этой далёкой стране. О Бразилии он может говорить бесконечно, взахлёб. Он потом показывал мне свои статьи о Бразилии, вышедшие в различных географических изданиях - в разных научных журналах и газетах. Женя собирался писать о Бразилии целую книгу и собирал в поездке материал. Оказалось, однако, что посмотрел он за полтора месяца не всю эту страну. Осталась ещё Амазонская сельва с её дикарями, в которой Женя не успел побывать. Он всё сокрушается, что не доехал до этой самой сельвы. Поэтому ему надо туда ехать опять, а книгу заканчивать уже после.
В этом испанском приморском городке, посреди целого скопища различных национальных ресторанчиков и забегаловок, Женя вдруг разглядел бразильский флаг. Это был ресторан бразильской кухни. Надо ли говорить, что он тут же потащил меня туда с радостными возгласами. И каждый вечер потом мы с ним ходили только в этот ресторан. Мне было примерно всё равно куда идти поужинать, но Женю невидимый магнит влёк только в одном направлении - к бразильскому флагу. Там Женя преображался. Разговаривая с барменом по-португальски и распрашивая его, из какого он штата, Женя просто сиял, расцветал счастливой улыбкой, хохотал как ребёнок и хлопал в ладоши. Он был на вершине счастья, найдя в Испании кусочек своей любимой Бразилии, так странно завладевшей всем его существом. :)
Собственно, как же мало нужно человеку для счастья..

14:36 

Конечно, жизнь идёт в тупик, отец в этом прав, и сам я это в глубине души понимаю. Но ничего изменить пока не могу. Инерция.
..................................
Немец этот, редактор, попросил меня прорецензировать для их немецкого журнала статью. Прислал резюме в несколько строк. Я сразу понял, конечно, чья она. Но я уверен, что мне хватит душевных сил написать объективный и непредвзятый отзыв. Пусть они все усовестятся и берут с Терентия пример. Вообще, это большая честь - выступать в роли эксперта в таком известном международном журнале.
.................................
Это я сам себя успокаиваю, что всё не зря, что есть какие-то плоды, что мой труд ненапрасен.
..............................
Сегодня ездил в редакцию этой самой "Молодой Гвардии" за журналами. Раз уж журнальная публикация была, то обидно не взять на память. Еле дозвонился туда, они там в своей редакции не сидят, только забегают всего два раза в неделю. Дозвонился, поехал. Крошечная комнатушечка в большой многоэтажной башне на восьмом этаже. Редактор достал связку журналов за прошлый год почему-то из холодильника. Ха-ха! В холодильнике они их держат, свои журналы. Чтобы не испортились, не покрылись плесенью. :)
..............................
Это, конечно, хорошо, что появилось много студентов. Трое дипломников и ещё две курсовички. Помню, как я переживал ещё несколько лет назад, когда никого не было, ни единой души. Как я мечтал тогда об учениках, о помощниках. Но что-то теперь их слишком много. И такие все активные, копытом бьют. Нет бы взять тему курсовой и лечь на дно на пару месяцев хотя бы. Я бы сам свои дела другие разгрёб. Нет, такие старательные попались! Каждую неделю приходят как солдаты, и надо с ними заниматься. Устал немного.
..............................
Заскочил в прошлую среду на литературную студию Мансуровой. Прочёл там ночь и пустую квартиру. Галина Сергеевна, милая такая старушка с моего факультета, потом мне сказала: "Терентий Алексндрович! После Ваших стихов страшно на улицу выходить домой ехать!" Ха-ха! Испугал я старушку. Да, мрачноватые они слегка, действительно.
.............................
Интересное сообщение прочёл вчера в газете: оказывается, средний возраст жителей Москвы - сорок один год.

21:41 

Сегодня, наконец, поставили мне кондиционер в мою комнату на работе. Слава Богу! Лучше поздно, чем никогда. А то каждый день с октября по апрель - сущая пытка: прихожу на работу утром - тридцать два градуса температура в комнате. А бывает даже тридцать три. Как в бане. Сразу иду курить к выходу, открывая в комнате настежь окно. Батарея так шпарит, просто раскалённая. И вентиля на ней нет. Возвращаешься - чуть полегче. А закроешь окно, так через десять минут - словно и не открывал. Удивляюсь сам себе - как я это терпел три года кряду? Наконец, созрела здравая мысль - купить этот чёртов кондиционер. Дорогой он, зараза. Почти сорок. Зато - супер-пупер. Даже горный воздух с какими-то ионами обещают. Вот включил сейчас и жду - неужели действительно опустится до шестнадцати, как обещано?
Может быть, действительно теперь станет легче работать.

19:31 

Выдалась передышка на работе - зашёл в Интернет и вновь, как прежде, набрал в поисковике свой собственный литературный псевдоним - имя и фамилию. Забава у меня такая. Возникает немного странное чувство, как будто этот придуманный мною несуществующий человек продолжает жить своей жизнью, совершенно отдельной от меня. Попробовал примерно подсчитать количество ссылок на него, которые я видел, хотя запомнил далеко не все. Оказалось - по меньшей мере тридцать две ссылки разных не известных мне людей на отдельные его (то есть мои) работы. Больше всего ссылаются на "Пешку" - целых десять раз, как минимум. Ещё довольно часто размещают на разных сайтах "Игрушки", "Тоскующих пингвинов", "Скорбящих слонов", "Мечту айсберга", "Остров розовых грёз". Видел я в разное время три плейкаста на свои стихи - это музыкальные открытки. Очень удачно, мне кажется, у них вышло. А сегодня увидел скорбный сайт эпитафий "Мы помним Ру". Там приводятся разные стихи в память об умерших людях, как я понял. И там, оказывается, тоже размещены две мои работы: "Падающий ангел" и "Ангел-хранитель". Да, с моим упадническим мрачноватым творчеством моим произведениям только там и место..

17:36 

Вчера ушёл с работы в полдвенадцатого ночи и поехал к себе, в свою холостяцкую берлогу. Перед уходом я, наконец, понял, в чём причина различий в оценках этого показателя, уровня пересечения зимой у меня и у них. Это - адвекция! Ну, конечно. Стал дробить, смотреть под лупой, проверять вычисления по отдельным месяцам, потом - по отдельным декадам, и, наконец, нашёл. Ура! :)

22:20 

Сегодня моя мамочка впервые вышла на работу после болезни. Доехала на такси. Лекций у неё уже нет, слава Богу. Ей ещё трудно долго стоять на ногах. Семестр заканчивается, остались только семинары и какие-то контрольные. Их можно проводить сидя. Студенты, говорит, очень обрадовались, когда её увидели. Начали наперебой восклицать: Ангелина Михайловна! Наконец-то Вы вернулись! А мы тут без Вас ничего не понимали! :)
Они очень любят маму, дарят ей такие огромные букеты роз на прощание после экзаменов, когда семестр окончен. Работа вообще очень многое для мамы значит. Не хочу подталкивать её к уходу. Может быть, лучше ей было бы не уходить совсем, а перейти на полставки.
А у меня осталась только одна лекция, последняя. В следующий четверг. И я буду свободен как птица.
Пришли отзывы оппонентов из Германии на статью в немецкий журнал. Оба отзыва хорошие, слава Богу. Советуют что-то уточнить, добавить какие-то ещё ссылки - ну, это обычное дело. А в принципе одобряют. Хорошо, что не Селивёрстовой дали на рецензию. По-моему, её необъяснимая ненависть ко мне - уже притча во языцех. Иностранцы уже давно об этом знают и не удивляются.
Вообще, Терентий - молодец. Терентий очень много и продуктивно работает.

18:18 

Придётся всё-таки съездить в Самару в январе. На три дня. Вместе с хором. Там мы должны дать какие-то концерты, нас зовут. Я снова не смог отказать нашему Магомету. Он как-то умеет так просить, что моё самое решительное "нет" постепенно превращается в "да". Ах, Самара-городок. Никогда там не был..

20:34 

Забытые люди.

Без всякой связи со всем вышесказанным (нижесказанным в направлении развёртки дневника).
Захотелось вдруг написать о людях, находящихся далеко за чертой прожиточного минимума и о сегодняшнем контрасте в доходах наших соотечественников. Особенно этот контраст вопиющ именно в столице. Возможно, я излишне эмоционально всё это здесь изложил. Может быть, даже грубовато. Каждый, конечно, может мне возразить, что, мол, сам Терентий, ни в чём не нуждающийся с материальной точки зрения, объездивший чуть ли не полмира и проводящий отпуска за границей, вряд ли может с полным моральным правом рассуждать на эту тему. Действительно, сам я среди людей госбюджетных профессий, о которых пишу, в своём роде - выколотая точка. Это просто нашей семье сильно повезло в некотором отношении, ну да это здесь неважно. Да, сам я ни в чём не нуждаюсь, но пишу о тех, кто нуждается. Просьба поглядеть свежим глазом - не слишком ли меня занесло? Не переборщил ли я тут с эмоциями? Заранее благодарен всем за комментарии и советы.
...............................
До сих пор ещё живут среди нас странные, забытые люди – осколки ушедшей эпохи. Те, о ком не вспоминают с высоких трибун и не пишут в передовицах правительственных газет. Это – простые врачи, учёные, учителя, милиционеры, рабочие и служащие различных государственных предприятий. Даже в российской столице они всё ещё есть. В городе почти поголовных «белых воротничков» – бизнесменов и «бизнесвуменов», как теперь называют деловых людей. Однако в потоке дорогих иномарок кое-кто до сих пор ещё бодро шагает на работу пешком или ездит на стареньких потрёпанных «Москвичах». Когда-то все они, работники госбюджетной сферы, радостно входили в большую жизнь со своей студенческой скамьи, предвкушая открывавшиеся перед ними горизонты. Будущее звало и манило лучезарными далями – всё придёт терпением и трудом, только работай! Увы, ничего для них не пришло и не придёт. О них просто забыли.
Вся страна в последние полтора десятилетия словно вращается в бесконечном и безумном круговороте: продаёт и покупает, перекупает и перепродаёт, рекламирует импортные товары (своих в большинстве отраслей давно уже нет) или занимается аудитом. Это, конечно, замечательно, что у нас появились деловые люди. Может быть, их энергия и предприимчивость принесут, наконец, свои плоды на общее благо. Хотелось бы в это верить. Но только ли бизнесмены сегодня нужны? Можно ли обойтись, к примеру, без рабочих, крестьян, учителей, врачей, учёных и иже с ними? Конечно, нет. Однако все прочие виды человеческой деятельности, помимо предпринимательства, замечать у нас теперь не принято. Их – будто и вовсе не существует.
Наше телевидение, как ему и положено, вполне отражает дух нового времени. Вот самый распространённый вопрос в большинстве телевизионных передач – всевозможных интервью, круглых столов и прочих досужих обсуждений: а у Вас КАКОЙ бизнес? Иначе говоря: Вы ЧТО продаёте? То есть – не что Вы делаете, не кто Вы по профессии, а какой именно у Вас бизнес? Подразумевается, что иного ответа просто нет. Все остальные профессии искусственно выведены из поля общественного зрения. Давно уже, начиная с советских времён, у нас не снимаются фильмы, не пишутся книги и не ставятся пьесы – почти никем и почти нигде – ни про заводскую жизнь, ни про будни научных институтов, ни про сегодняшнюю деревню, ни про что иное кроме мира бизнеса. Уверенный в себе и удачливый торгаш стал символом эпохи, настоящим героем нового времени.
Вот ещё примечательная черта телевизионной и уличной рекламы: «мебель для твоего офиса!», «дизайн и интерьер для офиса!», «кухни для офиса!», «сделай свой офис стильным!», и т.п. Заметьте: нам навязчиво советуют купить что-то новое именно для офиса, а отнюдь не для заводского цеха или институтской лаборатории. Есть только офисы, а всё прочее ни к чему! Вот обычный пример призывных надписей на растяжках вдоль дорог: «Вы уже украсили свой офис?»
Единственная госбюджетная специальность, вынужденно присутствующая на телевизионном экране в многочисленных детективных сериалах – это рядовые следователи и милиционеры. Они почему-то до сих пор ещё ловят преступников, и делают это вполне успешно. Ребята, а какой у вас бизнес? – хочется их спросить. Почему эти люди до сих пор не бросили свою опасную и неприбыльную работу и не начали чем-то торговать, ответа никто не даёт. Это считается чем-то самим собой разумеющимся – то, что до сих пор ещё остались такие милиционеры, а заодно с ними и врачи, и учителя. Чем живут и как дышат – непонятно, но всё ещё существуют. Молодцы, ребята! – так и хочется похлопать их по плечу. Давайте и дальше в том же духе, продолжайте, а мы вот сейчас пойдём и украсим наш офис…
Однако наличие на экранах госбюджетников-милиционеров – всего лишь вынужденная уступка реальности. Шаг в сторону – и всё снова встаёт на свои места в этом странном телевизионном зазеркалье, где есть только бизнесмены и их офисы. По законам здравого смысла, у телевизионных героев должны быть семьи. И вот, в романе известной писательницы детективного жанра появляется муж главной героини – отважной следовательницы, и оказывается он – кем бы Вы думали? Рабочим, школьным учителем? Преподавателем ВУЗа? Наблюдателем на метеорологической станции? Нет, не угадали! Ну, конечно же, он – бизнесмен! Причём, не какой-нибудь там средней руки, а непременно «крутой», как теперь принято выражаться. Просто «супер» какой «крутой» – ни больше, ни меньше. А почему бы, собственно, ему ни оказаться представителем какой-нибудь иной профессии? Но так не положено – по негласному уговору телевизионных магов и прочих властителей наших дум.
В течение многих лет по телевидению мелькал вновь и вновь откровенно наглый телевизионный ролик, прокрученный в эфире уже тысячекратно и навязший у всех в зубах: «Он знает, как заработать деньги – она знает, как их потратить!». Не принято вдумываться в порочный смысл этого призыва, входящего чёрной отравой в души юных девочек и мальчиков. Циничное время, циничные ролики задают новые правила жизни, новое направление всеобщих устремлений. Никто и ничему не возмущается, все уже привыкли к разнузданному цинизму. «Если ты умный, то почему не богат?» – ещё один пример телевизионной рекламы. А недавно, в прошлом году новая рекламная запись появилась на радиовещании. В ней кто-то спрашивает собеседника о его профессии: «А ты кто? Госбюджетник-недоумок?». Оскорбительный смысл этого высказывания, многократно звучавшего в эфире, очевиден каждому. Оно подобно ядовитому плевку в души тех, кто до сих пор ещё не бросил свою специальность, не перешёл в мир благополучных и процветающих офисов.
Всё это далеко неслучайно. Перед нами – яркий образчик новой идеологии, внедряющейся в плоть и кровь массового зрителя. Делай деньги! Хватай больше, беги дальше! Стране не нужны больше ни рабочие, ни военные, ни землепашцы, не нужен никто. Нынешние университеты любого профиля, от нефтегазовых до сельскохозяйственных, выпускают ежегодно целую армию всё новых и новых юристов, основное предназначение которых – помогать уходить от уплаты налогов десяткам тысяч разных фирм и фирмочек. Обманывать государство. В полунищей обворованной стране огромные, фантастические деньги текут бурной рекой. Они где-то рядом, где-то здесь – кажется, лишь руку протяни. Вот только госбюджетные труженики обычных специальностей их не видят и не увидят никогда. Два мира разделены непроницаемой стеной, и стена эта пролегла через каждую улицу, через каждый дом. Два мира существуют параллельно и никогда не пересекутся, вопреки оптимизму Лобачевского.
Вот ещё один пример новой телевизионной рекламы. Спустя много лет после окончания школы собрались вместе бывшие одноклассники. Вопросы, рассказы – кто и чем теперь занимается. Какая-то Верочка в детстве очень любила животных. И вот, теперь она – преуспевающий бизнесмен, владелица самого фешенебельного, элитного зоомагазина в городе. Молодец Верочка! – так и хочется воскликнуть вслед за создателями этого сюжета. Ни у кого не возникает вполне естественный вопрос: а почему эта Верочка не стала во взрослой жизни учёным-зоологом, или простым ветеринаром, или, наконец, школьным учителем биологии? Их как будто и вовсе теперь нет, этих обычных и привычных профессий, таких нужных и востребованных в любом обществе и в любые времена. Всё перевёрнуто с ног на голову в этом странном новом мире, где есть только элитные магазины и офисы.
Наш новый президент без устали повторяет одно и то же: надо помочь бизнесу! Главная задача Правительства – помочь бизнесу! Помощь малому и среднему бизнесу – первоочередная цель! Слушая его голос, сердце сжимается от жалости к несчастным бизнесменам, которым до сих пор ещё чего-то не хватает и которым, оказывается, срочно нужно помочь. Вот только о тружениках госбюджетных специальностей с высоких трибун вспоминать не принято. Наверное, им и помогать не надо – и так привыкли, обойдутся. А между тем, разрыв в доходах в обществе остаётся колоссальным, поистине чудовищным. Редкие повышения зарплат работников госбюджетной сферы, происходящие всегда с сильным опозданием, не меняют существующего положения вещей: эти крохи настолько мизерны, что оказываются тотчас же съеденными текущей инфляцией.
Они, конечно, уйдут в небытие – труженики всех иных профессий, не вхожие в новые фешенебельные офисы. Люди, которые стесняются отвечать на вопросы о своей зарплате. В их числе – знаменитые профессора, заслуженные учителя и заслуженные врачи, офицеры, передовики производств, мастера и рабочие высочайшей квалификации. Они все оказались ненужными в этом новом мире, в новом времени, где остались одни офисы. Для них здесь просто не хватило места, их не позвали на праздник жизни. И дело не только в оскорбительно низкой зарплате госбюджетных работников. Новое общество в лице телевидения и радиовещания каждодневно плюёт им в душу издевательской и циничной рекламой. Мало кто пока осознаёт, насколько сильна ещё инерция прошлого и как много до сих пор на ней держится в жизни страны. Но любая инерция не бесконечна. Пройдёт совсем немного лет, и этих забытых людей больше не останется: они устанут, наконец, грести против течения и быть объектом насмешек со стороны своих более удачливых соседей и знакомых. Однажды они махнут безнадёжно рукой, выйдут из своих обветшавших институтов, цехов и библиотек и направятся устраиваться на работу в эти самые офисы – кто сможет, разумеется. Или просто на пенсию – доживать. Потому что всегда есть последний предел человеческому терпению. Закроются оставшиеся ещё заводы, университеты, обычные больницы и обычные школы, не останется ничего другого, кроме офисов с их новой стильной мебелью. Но что будет с нами дальше?

12:44 

Смотрите, какая чудесная кошка! :) Она мяукает и урчит. Подсказываю для недогадливых: для этого надо поводить рядом с ней курсором. Утащил её у ШанКи.



URL записи

URL записи

20:53 

Бабушка.

Сегодня - знаменательный день. Сегодня - юбилей моей бабушки. Ей бы исполнилось сто пять, будь она жива. Правда, сама она никогда не отмечала дни рождения, а только дни Ангела - двадцать второго числа. Так мы и шли с ней по жизни: мой день - самый длинный в году, а бабушкин - самый короткий. Я очень любил бабушку. Мне даже казалось тогда, что больше родителей, хотя этого быть, конечно, не может.
Я уже писал раньше о своей бабушке здесь, в этом дневнике. Я был у неё довольно поздним внуком.
Иногда она мне снится и каждый раз - как будто она умирает. Умирает снова и снова, от разных причин, в разной обстановке. И каждый раз это неожиданно, застаёт меня врасплох как гром среди ясного неба. И каждый раз я где-то рядом, но не успеваю - вот только что был с ней, и вот её уже нет, а меня как будто рядом не оказалось. И я так переживаю во сне, что отошёл куда-то случайно - какая досада. Дескать, случись это при мне, я обязательно помог бы, не допустил. И каждый раз она становится во снах всё старше и старше. Бабушке как будто уже девяносто пять, потом девяносто восемь, потом сто, потом ещё больше - ровно столько, сколько должно быть на момент сна. Это просто мозг во сне работает и подспудно отсчитывает бабушкин возраст, сообразуясь с текущим годом. Где-то глубоко в подкорке производится несложное арифметическое вычисление в одно действие и бабушке столько лет, сколько должно быть. Потому что мозг даже во сне знает, какой сейчас год. Столь заоблачный малореальный возраст бабушки меня во сне ничуть не удивляет. Потому что я не помню, что было в действительности. Я показываю ей какие-то фотографии, которые может помнить только она - кто запечатлён на них из далёких предков. Что-то спрашиваю у неё, что-то очень важное, но ответов никаких потом не помню.
Был один раз совершенно ужасный сон, будто бабушка только что умерла, и я случайно узнал об этом, а бабушка, оказывается, много лет подряд жила почему-то одна в доме напротив, смотрела на меня каждый день из окна и всё ждала, что я к ней приду, а я - вот ужас! - забыл, что у меня есть бабушка! Я почему-то думал, что её давно уже нет, а она все эти годы была и жила рядом, в двух шагах - только руку протяни! - и всё терпеливо ждала, что я к ней, наконец, приду. А теперь она умерла, вот только что, и теперь уже поздно, ничего поделать нельзя, я опоздал прийти к своей любимой бабушке! А вчера ещё было не поздно, но я ничего не знал, и т.д. Это был настоящий ужас. Потом медленно-медленно всплываешь, поднимаешься из глубины, словно подводная лодка, просыпаешься и сразу всё вспоминаешь. Что было это уже давно, в девяносто третьем, и что бабушке было вовсе не сто лет, а только почти девяносто - без нескольких недель, и что никакой неожиданностью это не стало, и всё к этому шло, и что уходила она на наших с мамой глазах холодной октябрьской ночью, а мы с мамой были рядом и ничего сделать не могли.
Когда я ехал из Ижевска, была как раз годовщина бабушкиной смерти. И в поезде мне снова приснилась бабушка. Она опять умирала, но ей было почему-то только девяносто семь, хотя должно было быть уже сто четыре. Наверное, счётчик в мозгу сбился на этот раз. Как обычно, я куда-то отлучился, а когда вернулся - бабушки уже нет, и стоит гроб. Внезапно, как во всех снах. И я опять опоздал.
А недавно снова присниалась бабушка, и ей почему-то снова было девяносто семь. Только умереть она в этот раз не успела - наверное, меня что-то разбудило раньше времени, и сон не дошёл до своего обычного неизменного конца..

20:14 

Перечитал тут свою переписку с Наташей. Слава Богу - она, кажется, переключилась на кого-то другого. Наконец. А то бомбардировала меня звонками и эсэмэсками каждый день. Смешанные чувства - облегчения, с одной стороны, и, где-то глубоко внутри - сожаления и грусти. Дело в том, что я к ней немного уже привязался в душе. Жаль, конечно. Но мы очевидно не подходим с ней друг другу. Я, кажется, теперь понимаю, кто ей нужен. Какой-нибудь грубый мужик, который может обругать, обматерить, дать ей с размаху в ухо. Грузчик какой-нибудь. Это была бы ей пара. Она ему слово, а он ей - десять в ответ. Дрались бы, матерились и мирились, и оба были бы счастливы. А я совсем другой человек, внешне не проявляю никаких эмоций, не показываю вида. Всё внутри держу. И не могу сказать человеку - пошла ты, мол, в одно место.. Разного мы слишком с ней склада.
Всё-таки она - не совсем здоровый человек. Эта её страсть к судебным тяжбам - явное нездоровье.
Ну, так вот. Если кому интересно поглядеть на Терентия со стороны, другими глазами, чтобы понять, что он за человек, то вот одно из её писем. Воспроизвожу безо всяких исправлений. С сожалением приходится признать, что доля истины в рассуждениях Наташи имеется, и немалая. Нельзя сказать положа руку на сердце, что она во всём здесь неправа:
"Знаете, а зачем вообще Вам нужна семья? Во-первых, она у Вас есть - это семья родителей. Во-вторых, женаты Вы на своей любимой работе, судя по тому, что Вы там почти круглосуточно. В-третих, отцовские чувства Вы вполне можете реализовать как наставник, педагог и учитель у своих неопытных и юных студентов, или, на худой конец, не имея материальных проблем, стать отцом патронажным и тем самым помочь сиротам! Можно даже усыновить! В-четвертых, жена Вам будет обузой, даже если таоке существо вдруг и появится в Вашей жизни, т.к. любой женщине нужно внимание, а Вам даже ответить на письмо порой некогда! Ну, а жене же нужно будет больше!
Так что, живите-ка и спите Вы товарищ со своими несбыточными мечтами и иллюзиями. Так будет лучше для всех."

Вот так вот. Свидетельство со стороны.

11:48 

Сегодня - похороны Патриарха. Мама с восьми утра смотрит по телевизору прямую трансляцию. Царствие Небесное хорошему человеку.
Вот так люди бывают одиноки. Случился сердечный приступ рано утром в Переделкино, и никого не нашлось рядом, чтобы помочь. Это большое, огромное несчастье - не иметь ни детей, ни внуков. Даже удивительно - откуда у нас столько монахов берётся? Новые монастыри всё открывают и открывают, их уже многие сотни, если не тысяча. Неужели так много среди нас людей, сознательно махнувших рукой на свою судьбу и избравших столь тяжкий крест - никогда не иметь ребёнка? Как они только не боятся столкнуться с ужасным отчаянием в будущей старости, с острой душераздирающей болью за сделанный выбор?
Кто бы говорил, Терентий. Сам-то ты недалеко от них ушёл.

16:08 

Как я провёл выходные.

Школьное сочинение на тему: как я провёл выходные. Ну, так вот.
В субботу я пошёл на это странное действо. И пусть меня осуждает кто хочет. Не надо было бы, конечно, идти в такой день - назавтра после смерти Патриарха. Но это так редко бывает, и билет уже был куплен заранее, а он чего-то всё-таки стоит, не десять рублей, чтобы вот так просто вынуть из кармана и потерять, и было жалко не пойти, и Ирина звала, сулила с кем-то познакомить, и вообще. Эта дьявольщина меня чем-то привлекает. Странно, что меня вообще занесло в этот мрачноватый орден. И потом - столько выдумки каждый раз, такие театрализованные постановки. Столько за этим стоит труда беззаветных энтузиастов - репетиции, реквизит и пр. Взять хотя бы тот же корабль в этот раз, который вдруг двинулся и поплыл через весь зал по направлению к сцене с капитаном в старинных бофортах и тремя этими девушками. Захватывающее зрелище. А эти жутковатые игры с огнём - сколько в этом мастерства. А ножи меня просто шокировали. Там вообще у них кто-нибудь отвечает за технику безопасности, хотя бы задумывается о ней? Или всё до первого несчастного случая? Вот какие мысли. Помнится, пару лет назад там случился маленький пожар, и все забегали за кулисами с огнетушителями, засуетились не на шутку, а я как раз у края сцены сидел и всё это видел. Впрочем, я об этом тогда же здесь написал, помнится. Короче говоря, я там снова побывал. И видел несколько хорошо знакомых уже лиц дневниковцев, кстати говоря. Это очень приятно - встретить там людей отсюда.
Я себя успокаивал мысленно тем, что это всё-таки - уже не день смерти и ещё не день похорон, и траура официального пока нет, и я пообещал самому себе вести там себя по возможности прилично и чинно. Ладно. Конечно, в душе остались сомнения, что всё-таки нехорошо.
Я там впервые, уже под утро, вызвался повисеть на этом подвесе. Никогда прежде не пробовал и не очень понимал этих людей - что они в этом находят? Ну вот, повисел. Что-то вроде аттракциона. Парень там, который это делал, поднял меня на лебёдке высоко вверх, под самый потолок. Поднял и глядит на меня с такой улыбкой ожидающей и спрашивает: ну как? Дескать, тебе хорошо? Он надеется, что доставил ме неслыханную радость. И тут меня как молнией пронзила вдруг мысль: а если трос сейчас оборвётся? Не сказать, чтобы Терентий был толстым - скорее плотен, широкоплеч и крепко сбит, но всё-таки я значительно тяжелее тех миниатюрных невесомых девочек, которые тут порхали под потолком до меня. А я ведь вишу лицом вниз, а руки накрепко завязаны за спиной! Будешь падать - не выставишь их инстинктивно вперёд и не сгруппируешься никак. Прямо грудной клеткой на пол. А лебёдка так натужно скрипит, и трос идёт рывками - вот-вот оборвётся. Ну, так вот. Это парень глядит снизу и спрашивает: ну как? И ждёт, что я выражу свою бурную радость. И неудобно даже человека разочаровывать - он ведь старался. Хорошо, говорю, но давайте уже вниз! Опускайте! И вот, лебёдка начала скрипеть уже в обратном направлении. Всё ниже, ниже. Наконец-то! Вот теперь - уже не насмерть, а вот теперь - будет всего лишь перелом пары рёбер, а вот уже и просто ушиб, скорее всего. Ура! Всего метр над полом. Вот теперь можно и насладиться. :)
.....................................................
В воскресенье я пошёл на прощание с Патриархом. Потому что это такая личность замечательная, историческая, и мне всегда он нравился своей такой спокойной мудростью, и хотелось как-то почтить, отдать долг. И ещё внутри мне было неловко, что я накануне был на том балу, а не скорбел вместе со всеми, и хотелось как-то это загладить, закрыть тот листок в календаре. И вот, поехал я, цветочки купил. В тридцать пять минут четвёртого встал в очередь у края Волхонки, прямо напротив кремлёвских стен. И простоял целых восемь часов, до четверти двенадцатого.
Вплоть до пяти мы очень ходко шли, как в мавзолей, и подошли уже к скверику недалеко от Храма - метрах в двустах всего, не больше. Я даже думал тогда - не поехать ли потом на работу вечером? Не поработать ли после прощания? Но в пять всё остановилось, всякое движение очереди прекратилось совершенно. То ли служба там началась, то ли что-то ещё. В начале седьмого мы подвинкулись ещё немного, встали к ограде Храма, и всё. Снова на полтора часа. Стояли как сельди в бочке, плечом к плечу, зажатые оградой с одной стороны и турникетами с другой. Потом, ближе к восьми, снова началось движение, но едва-едва. По десять шагов через десять минут. Господи, какая же огромная территория! Ходили-ходили вокруг, ходили-ходили - конца-края не видать. А уйти уже было жалко, не увидев Патриарха и не простившись. Опять же - цветочки в сумке.
Скорбное торжество в огромном зале. Делегации всякие, тихая суета вокруг у гроба. А в гробе - наш дорогой Патриарх, закрытый воздУхом. Это был, конечно, НАСТОЯЩИЙ патриарх. Именно таким он и должен быть. Настоящий духовный отец нации.
Устал я, конечно, как собака. Но это был исторический день, и надо было почтить память.
Мамочка моя так радовалась: Сынок! Какой ты молодец, что пошёл! Ей так приятно, что её Терентий сходил на прощание с Патриархом. Мама часто говорит мне, что, дескать, какой из меня вышел бы хороший священник. И глядит на меня своими любящими глазами. Ей жалко, что я не священник. Ну что ты, мамуль! Ну, какой из меня священник? Я же в загробную жизнь не верю!
И мама сразу сникает, расстраивается. Её ребёнок верит в Христа, слава Богу, но - увы - не верит в загробную жизнь..

15:04 

Чёрный день. Какое горе. Сегодня умер наш Патриарх. Утром остановилось сердце. Очень жаль. Всего пару месяцев он не дожил до своего юбилея. Вечная ему память, светлый был человек. Многое сделал для нашей страны и Церкви. Не во всём в душе можно было согласиться, не со всеми его действиями, но теперь это неважно. До чего же мудрым и добрым был взгляд у нашего Предстоятеля. И как замечательно он говорил в своих обращениях к пастве - на чистейшем русском языке. Язык Патриарха был как живой родник - неиспорченный, незасорённый. И с какой спокойной мудростью он терпел нападки и хамство всяких там ющенок и иже с ними. Стоял за единство нашей церкви. Как стойкий воин.

16:52 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:16 

Ижевск.

У меня очень сухой дневник, совсем почти без картинок. :) Иногда только, очень редко, в нём можно увидеть моих милых странных человечков. Уродцев, как сказал бы наш новый президент Медведев. :)
И вот, я решил показать несколько фотографий, сделанных в Ижевске в октябре. Туда я поехал вместе с нашим хором на Всероссийский фестиваль после долгих уговоров дирижёра. Я уже писал здесь раньше, что ни за что в этот Ижевск не поеду. Дел было невпроворот, эксперимент в Обнинске, студенты и пр. Но наш Магомет Саидович буквально ласково взял меня за горло, по выражению Селивёрстовой. Он очень просил, уговаривал, а я не могу долго отказываться, когда просят. И я изменил своему решению и всё-таки поехал, скрепя сердце. На четыре дня. Да и неудобно как-то стало, когда так просят. Вот, скажут, в Пекин поехал в мае на целую неделю, а в Ижевск не хочет!
Я теперь совершенно уверен, что иначе никогда в жизни не побывал бы в Удмуртии и не увидел бы этой интересной маленькой страны внутри России, даже если бы прожил сто двадцать лет. Потому что она слишком далеко, и слишком мало поводов туда поехать.
Ну, так вот.

Что бы это, вы думали, за страна за такая? А это - удмуртские официальные флаг и герб. Странная удмуртская восьмиконечная звезда является, оказывается, их древним языческим символом - солярным знаком, обозначающим Солнце. Чёрный цвет - цвет земли, белый - не помню что означает. Ещё у удмуртов есть свой гимн и даже президентский дворец.
Только что, в эти самые последние месяцы, удмурты торжественно отмечали 450-летие своего вхождения в состав России. Говорят, что добровольного и, возможно, это правда. Дело в том, что у этих удмуртов, очень милого и маленького народа из числа финно-угров, никогда не было своей собственной государственности. Они были сперва под Ордой, затем - под Казанским ханством, а потом перешли в состав России. Все эти финно-угры всегда были чрезвычайно миролюбивы и никогда ни с кем не воевали. Кажется, ещё Ключевский об этом писал. Пусть меня поправят, если я что-нибудь путаю. "Навеки с Россией! Любим Удмуртию, гордимся Россией!" - подобным лозунгами, напоминающими своей светлой наивностью Советское прошлое, обвешан весь Ижевск. Неясно, правда, почему Россию нельзя всё-таки любить, а Удмуртией нельзя гордиться. В Удмуртии самих удмуртов - около тридцати сотых долей, то есть примерно каждый третий - удмурт. Но в Ижевске удмуртскую речь не слышно вовсе. Как нам объяснили, удмурты все - по деревням в основном живут, в каких-то своих глубинках. Я спрашивал у наших сопровождающих - как, мол, будет по-удмуртски то да сё? Но русские жители Ижевска ничего не знают из языка своей маленькой страны. А как же родная речь и родная литература? - не унимался я - должны же были быть в школе эти предметы? Оказывается, удмуртский язык в школах почему-то учат только сами удмурты, а все остальные просто гуляют в это время. Хотя мне, например, бы было очень интересно выучить этот язык, если бы я там родился. Вот вам наглядный пример крайне слабого знания удмуртского языка местным населением. На некоторых административных зданиях, как и положено, прибиты две таблички с двух сторон - с одной и той же надписью на русском и удмуртском языках. Видал я такие таблички уже раньше в разных весях нашей необъятной страны. Помню, как в Биробиджане, рядом с обычной и понятной каждому надписью, находилась вторая, составленная странной вязью из витиеватых завитушек - на языке идиш. :) А в Коми, в Сыктывкаре, рядом с надписью "Магазин Головные уборы" была ещё вторая надпись русскими буквами на языке коми: "Шапка видзанин". Ха-ха! Головные уборы по-коми будут шапка. Впрочем, я отвлёкся. Ну, так вот. Начал я с интересом исследовать обе эти таблички, благо текст один и тот же. Совсем как Шампильон свой Розетский камень. :) И вот, под строкой "чего-то там Российской Федерации, органы управления какие-то", написано: г. Ижевск. А на второй табличке, в том же самом месте - одно лишь слово: Ижкар. Ага! - думаю я, произведя несложное логическое умозаключение. Выходит, Ижевск на их родном языке - это Ижкар. Но ведь это так понятно! Сыктывкар, Ижкар, "кар" на конце вообще - это город, селение у любых угро-финнов. И вот, я спрашиваю у местной русской девушки, сопровождавшей наш хор: а как будет по-удмуртски Ижевск? Спрашиваю, уже предвкушая правильный ответ, поскольку сам догадался. И что же? Девушка эта только глазами хлопает:
- Не знаю, мол! Никогда не слышала!
- То есть как же это так? - не могу я всё-таки понять. Вы же ведь в Ижевске родились? И всю жизнь здесь живёте?
- Да, говорит, всю жизнь - в Ижевске!
- А Ижевск ваш - в Удмуртии находится?
- В Удмуртии.
- Но как же Вы, простите, можете не знать, как называется ваш город по-удмуртски? Я всё думал, что она меня разыгрывает или шутит. Начинаю задавать ей наводящий вопрос, откровенно подсказываю:
- Может быть, Ижкар?
- Не знаю! - отвечает она мне. Может быть, и Ижкар!
Этот эксперимент я потом повторил, спросив о том же самом у кого-то ещё, и второй человек, коренной ижевец, тоже и слыхом не слыхивал о названии родного города на языке своей республики. Воистину, как сказал великий поэт, мы ленивы и нелюбопытны!

А вот и сами удмурты. Вот они какие. Это - торжественное открытие фестиваля. Очень вкусное у них национальное блюдо - перепечи. Что-то вроде пирожков. Я попросился с ними вместе сфотографироваться, а тут удмуртское телевидение оказалось рядом, и телевизионщики меня уже сами стали просить перед камерой снова подойти к удмуртам, сказать что-то про дружбу народов, про Удмуртию. Что я и сделал с удовольствием, и обнял этих удмуртских девушек. :) .

А это - памятник жертвам атомных аварий - Чернобыля и пр. Очень хороший, мне кажется, памятник. Яркий. Сидура напоминает, в его стиле. Человечек, выжженный изнутри, без души.

А это - очень красивый собор в Ижевске. Не помню только точно, как он называется. Кажется, Александра Невского, но могу и ошибаться. Его недавно отстроили и освятили, несколько лет назад. Я там свечку поставил на канон, поскольку как раз в этот день, в день нашего приезда в Ижевск, девятнадцатого числа, исполнилось пятнадцать лет со дня смерти бабушки.

А это - автоматы из музея Калашникова. Михаил Тимофеевич в родной Удмуртии - живой бог. В Ижевске есть проспект Калашникова, памятник Калашникову, музей ныне здравствующего Калашникова - исключительно редкий случай, когда человек может прийти в свой собственный музей. Это - настоящий самородок земли Русской, гениальный изобретатель, благодаря которому вся наша планета на всех континентах буквально завалена его автоматами. Здесь же, в музее - гербы и флаги нескольких африканских стран с изображениями АКМ. Кажется, Мадагаскар, Зимбабве, Эфиопия. Африканских мальчиков теперь называют Калашами. Новое имя. Представить себе масштаб популярности Калашникова в Ижевске просто невозможно. Она запредельна. Вся республика готовится через год торжественно отметить его девяностолетие. Дай Бог ему дожить.

А это мы репетируем перед конкурсным выступлением. Волнуемся. Что за чудо - Лотти! Его Crucifixus - просто блестящая вещь, жемчужинка. Может быть, я несколько старомоден в своих музыкальных пристрастиях. Ещё "Отче наш" Киселёва - тоже очень хорошая музыка. Сам этот Киселёв, композитор, находился в зале и даже был председателем конкурсного жюри. Как говорили потом, он просто пришёл в восторг от нашего исполнения своего произведения. Я там распелся, нижнее ре и даже нижнее до звучало неплохо. А когда-то давно, лет пятнадцать назад, самой нижней нотой у меня было только соль. Тогда я ещё был баритоном. По мере постепенного расширения диапазона вниз верхнее фа я пока что не потерял, и это не может не радовать, как говорит тенор Алёша, мой друг.
На конкурсе, кстати, мы заняли первое место.
Хор ещё остался на несколько дней, а я сразу после концерта помчался на вокзал, потому что в четверг у меня - лекция. Там они ещё сольный наш концерт давали где-то, но я уже уехал. Дирижёр так и говорил мне: главное - на конкурсе выступить. Он очень меня благодарил, ручку жал. Милейший человек этот Магомет Саидович, просто душа-человек.
Очень плохо в Ижевске ходят трамваи. Я прождал третий номер без малого час, после чего плюнул и поехал на вокзал на перекладных. Волновался, боялся опоздать. Всегда любил ездить на поезде. Это - просто замечательный отдых, особенно если долго ехать. Так сладко спать, когда стучат колёса..

14:23 

Странная усталость. Вчера поздно вечером закончил научный отчёт за этот год, отправил по электронной почте. Без малого в одиннадцать. Успел. Вчера был последний срок. Дал себе слово, что не уйду с работы, пока не закончу. Сейчас бы только начать работать с ускорением. Мама теперь дома, полегче. Но накатила вдруг усталость. Работаю до позднего вечера, как правило, но очень трудно стало рано вставать. Работа буксует, всё из рук валится. Делаю механически, как автомат - самое срочное и неотложное, всякую текучку. А для рывка что-то сил нет. Пью кофе как лошадь, но всё равно хочется спать.

16:33 

Поэт Иртеньев.

Неделю назад, в прошлый вторник, впервые в этом новом сезоне я выбрался, наконец, в Литинститут. На семинар профессора Днепрова. Выбрался благодаря пропуску в больницу, по которому я туда прошёл рано утром, и вечер после лекции выдался свободным. Там, на семинаре, была встреча с Игорем Иртеньевым. Жалко было не пойти, пропустить. Любопытный автор. Несомненный талант в своём роде. Такой искромётный, отточенный юмор. "Приезжайте к нам, в Мытищи, хоть на несколько мнут!". Ха-ха. Да, он - мастер в своём роде. Это, конечно, поэзия не самого высокого полёта, но это - тоже поэзия. Задумался - с кем его сравнить? Чью линию в отечественной словесности он продолжает? Так сходу и не скажешь. Спросил я его об этом. Он сам считает себя продолжателем А.К.Толстого. Не знаю, насколько это верно. Спросил я его ещё, сколько длился у него самый долгий перерыв за последние лет, скажем, двадцать? Так, чтобы ни единой строчки? А спросил я это потому, что он рассказывал, что должен по трудовому соглашению с газетами выдавать на-гора по четыре работы каждую неделю. По четыре работы! С ума сойти. Пусть даже маленькие стишки, но всё равно это малореально. У меня такая производительность бывает лишь в периоды самой чёрной депрессии - слава Богу, давно уже не было. Иртеньев мне ответил, что раньше, до девяносто пятого года, он писал в среднем десять-пятнадцать стихов в год и считал это нормальным. Пока не стал работать на этой ниве профессионально и, что называется, РАСПИСАЛСЯ. А, ну вот это уже нормально. Пятнадцать в год - это так у многих, если не у большинства. Вполне нормальный темп.

15:01 

Ура! Сегодня моя мамуля выписалась из больницы. За три недели ей подняли гемоглобин с сорока до девяноста. Всё, что она могла пройти (разные виды обследования), она прошла. Остальное - не может, и я больше давить на неё тоже не могу. Не может человек, и всё. Врач говорит, что, скорее всего, ничего нет - ну, понятно, о чём речь.

Дневник Терентия

главная