Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:50 

Выставка Тёрнера.

Сегодня - уже первая лекция. Начался семестр.
Вчера был на выставке Тёрнера на Волхонке. Ходил туда вместе с Ириной после работы. Я звал новую Ольгу, но она уже была там раньше. Позвонил Светлане - она тоже была. Кого ни спросишь - все были, все ходили, вся Москва. Такое событие - стыдно не увидеть.
Осталось лёгкое разочарование. Я его плохо помню - видел что-то в Национальной галерее в Лондоне, но уже давно. Кажется, этот его пар с локомотивом. Смутно помню. Интересно, конечно, но я ждал чего-то большего. Готовился к какому-то открытию, восторгу. Отсюда - небольшое разочарование. Рыбаки понравились. Луна ночная - прямо как у Архипа Иваныча. И волны хорошие, а лунная рябь на воде - просто чудо. Это - его раннее полотно.
И ещё понравилась снежная буря из зрелых вещей. И - морские похороны. А всё остальное - гораздо меньше. Ну, белёсости эти его. Да, предтеча импрессионистов, да, новый этап. Но на душу мало что ложится.
Биография его там - по-видимому, он так и не был женат. Насколько можно понять. Хотя прожил семьдесят шесть. И детей не было, иначе написали бы. Вот несчастный человек.
Что за прелесть эта Ира! Чудная девушка. Жаль только, что слишком молоденькая. Была бы она постарше. Лет хотя бы на десять.
Вокруг так много замечательных женщин и девушек! Надо только открыть, наконец, глаза и решиться, выбрать, новая страница в жизни, всё новое, всё будет другое. Надо просто

14:24 

Какое счастье, что у меня есть моя любимая наука! В науке всё лучше и чище. Тоже, разумеется, бывает всякое, но в гораздо меньшей степени. А это так называемое литературное сообщество, куда меня занесла судьба ненароком - мир, совершенно мне чуждый. Пока не столкнёшься, даже не подумаешь, сколько там всякой грязи, и склок, и откровенного цинизма. Человек со стороны смотрит на них с благоговением - как же, властители дум.. А как послушаешь, посмотришь. Какие-то пошлые драки из-за имущества Союза, которое кто-то там тайком приватизировал. И - дробление, дробление бесконечное на какие-то мелкие группы и группки, в которых сам чёрт ногу сломит - кто и с кем. Что они там делят друг с другом - Бог весть. Ведь и так почти ничего уже не осталось. Мне это даже неинтересно, эти их дела, они сами уже все запутались в своей политике. Грустно. Слава Богу, что я от них совершенно не завишу и, вообще, стою далеко в стороне. Раз в год приехать, взносы заплатить - и всё, и ничего больше, и скорей назад. Я даже не хочу здесь писать ни о чём, что узнал обо всех этих дрязгах. Печально. Если посмотрю когда-нибудь на эту свою запись, то и так вспомню, о чём шла речь.

20:06 

Вот ещё что по поводу пресловутого кризиса. Я не экономист и ровным счётом ничего не смыслю ни в экономике, ни в банковском деле. Недавно, пару месяцев тому назад, просматривал газеты, и глаз зацепился за одну статейку об этом самом кризисе. Говорилось в ней об изменении процентных ставок в Западной Европе. И вот, журналист как о чём-то само собой разумеющемся и общеизвестном пишет: ни для кого не секрет, мол, что вся деятельность российских банков за последнее десятилетие сводилась лишь к одному: занять в Европе под три-четыре процента и прокредитовать у нас за десять-пятнадцать процентов! Почти дословно. Я читал и перечитывал эту фразу вновь и вновь и никак не мог понять: неужели же это всё?? И в этом состоит вся кипучая деятельность целой могущественной сферы в обществе с её теоретиками, идеологами, институтами и сотнями тысяч дипломированных юристов и финансистов, вливающимися в неё каждый год? И это - единственая цель? Занять там задёшево и дать здесь в кредит задорого? И это - всё? Всего лишь банальная, отвратительно пошлая и примитивная спекуляция? И больше ТАМ у них ничего нет, в этом их мире? Да как же так можно жить? Да как же они живут с этим? Да в чём же смысл их жизни, их деятельности? Нет, я решительно ничего не понимаю в этом новом времени. И вряд ли когда-нибудь пойму. Оно мне глубоко чуждо.

17:12 

Мама сегодня впервые за три месяца читала лекцию. Тогда, в ноябре, ей стало плохо на работе - перед самой больницей. А потом, в декабре, лекции уже закончились. Мама, выйдя на работу, только принимала зачёты и экзамены. Все эти месяцы у неё были мучительные раздумья: уходить - не уходить. Конечно, она чувствует себя гораздо лучше, чем перед больницей (ещё бы - ведь тогда гемоглобина было чуть ли не сорок единиц вместо ста тридцати). Но всё равно - не так хорошо, как раньше. Голова порой кружится, слабость. Я не хочу на неё давить ни в какую сторону. Её работа так много значит для неё в жизни. Её и студенты очень любят там, в её институте. Они так обрадовались, когда она вернулась в декабре: "Ой, Ангелина Михайловна! А мы без Вас ничего не понимали!" В январе она решила было уходить совсем, но потом передумала и попросила заведующего их кафедрой перевести её на полставки. Это - всего один день в неделю: лекция и потом семинар. И, слава Богу, не первая пара, не очень рано вставать. Наверное, это для неё лучше всего. Дело, разумеется, не в деньгах. Просто если сразу резко бросить и уйти совсем, она будет очень тосковать дома. Наверное. И вот, сегодня - этот самый день, две пары. Ну, как ты? - спрашиваю. Говорит по телефону, что ничего. Но всё-таки напряжение.
Кажется, выяснилась, наконец, причина: у мамы совершенно не работает щитовидная железа. Отказала совсем и ничего не вырабатывает. Поэтому нужно колоться и пить всякие препараты, чтобы возместить недостающее действие этой самой железы.
Весь январь мама обследовалась где только можно - ездила во всякие диагностические центры, сдавала какие-то всё новые и новые анализы - на гормоны, на что-то ещё. Каких-то антител у неё оказалось больше нормы чуть ли не в пятьсот раз. Говорят, что это - из-за той самой щитовидной железы, которая не работает.
Мне так хочется поехать вместе с ней на её лекцию, посидеть послушать маму где-нибудь в конце аудитории и снять её лекцию на память. На видеокамеру. Сколько лет прошу её взять меня с собой в её институт, но она отказывается наотрез. Стесняется.
.....................
У меня лекции в этом семестре, как и всегда, по четвергам. В этот четверг - уже первая. Надо будет дочитать им ракетное зондирование - не успел перед Новым годом. Эту последнюю лекцию осеннего семестра иногда приходится переносить на февраль.
.....................
Сломался мой старый локатор, гэдээровский. Приезжал сегодня Виталий, смотрели втроём вместе с ним и с Дмитрием Тихоновичем. Отрезали кусок повреждённого кабеля, перепаяли разъём. Но ничего не наладилось. Причина осталась неясной. Сколько можно, конечно. Пора бы, наконец, ставить точку - двадцать лет прибор уже работает. И так все удивляются. Прибор давно не существующей страны молота и циркуля.
На всех международных симпозиумах я уже много лет начинаю свои доклады с похвалы прекрасному немецкому качеству ГДР. Виталий был вместе со мной на предпоследнем симпозиуме в Германии в шестом году и сидел в зале, слушал мой доклад. И вот, он смеётся, вспоминает, как какие-то иностранцы, сидевшие рядом с ним, сказали друг другу, когда я шёл к трибуне: сейчас он (то есть я) опять похвалит качество ГДР! Он всегда это говорит! :)

20:20 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:40 

Про кризис, про любимые картины и про новую Олю.

Я прекрасно понимаю, что сейчас вызову общее возмущение и отшатну от себя своих немногочисленных читателей. Потому что среди моих читателей, кажется, нет ни врачей, ни учительниц. Одна только художница. Ну, да ладно, всё равно напишу. Это же мой дневник и писать надо без оглядки на кого-то..
Что там все раскудахтались в последнее время - мол, кризис, кризис! Что ещё за кризис, что это за зверь за такой появился? Кому кризис, а кому, может быть, и отец родной. Пусть они там все в своих фирмочках сидят и боятся: лопнет - не лопнет. Моя-то огромная контора, занимающая уже добрую десятую часть города по площади, не лопнет никогда. Во всяком случае, при моей жизни. И что это за истерика за такая вдруг поднялась? Все эти бесчисленные белые воротнички, имя которым легион, заполонили российскую столицу. Их - миллионы. Тысячи фирм и фирмочек. Что они там делали все эти годы? Лизинг, дриблинг, маркетинг, консалтинг и прочие птичьи слова на птичьем языке, ровным счётом ничего не обозначающие. Эта грязная пена разрасталась все последние годы словно раковая опухоль. Огромные, фантастические деньги от безумно дорогой нефти все годы шли в эту бездонную яму, в этот параллельный мир и там вращались, где-то оседали, куда-то переводились. Кажется, наша глупая власть всерьёз уверовала в то, что теперь стране уже никого не надо кроме этой многомиллионной армии каких-то непонятных менеджеров. Не надо печь хлеб, подметать улицы, лечить людей, ничего не надо! Рынок всё сделает сам, всё расставит на свои места! Это безумие и так продолжалось слишком долго. Сама жизнь была поставлена с ног на голову, вопреки очевидному здравому смыслу.
Двадцатидвухлетние мальчики и девочки, только что получившие свои дипломы в самых знаменитых естественнонаучных ВУЗах, откровенно смеялись в лицо своим профессорам, звавшим их идти в аспирантуру. Потому что - только выйдя из ворот своего института, только устроившись в очередную фирму, делающую непонятно что, они СРАЗУ получали в десять раз больше любого седовласового профессора. В десять раз! на следующий день, в самом начале испытательного срока! А дальше, естественно, больше. И речь идёт вовсе не о классных программистах. Чтобы получать баснословные деньги, достаточно было быть обычным офисным клерком, умеющим лишь залезать в Интернет и шарить в поисковиках. И всё, и ничего больше. У одной сотрудницы моего отца невестка, молодая девчонка, закончила какой-то заочный экономический факультет какого-то халявного коммерческого университета "Рога и копыта". Знаний - ноль, естественно. Так вот, она заявила дома, что меньше чем на сто тысяч в месяц работать не согласна ни при каких условиях! И спустя пару месяцев эта сопливая девчонка, действительно, устроилась работать в одну из бесчисленных фирм за девяносто пять тысяч рублей в месяц.
И всё это считалось нормальным все последние годы. Мы все жили в каком-то перевёрнутом мире, вся страна. В мире вопиющего абсурда. И вот теперь, наконец-то, жизнь входит в нормальное русло. Все эти белые воротнички с их зарплатами в конвертах, с их стильными офисами и корпоративными круизами по заграницам вылетают (наконец-то) под зад ногой. И это называется - кризис. Да мне их абсолютно не жалко никого! И пусть меня осуждает кто хочет. Не жалко ни на грош, ни на вот столько! Скажите, какая беда - от корыта отодвинули. Хочешь работать - иди работай! Вон - фабрики стоят, строители нужны, учителя, да мало ли кто! Но никто из них, ни один и ни одна, не пойдёт к нам работать, скажем, наблюдателем в моей обсерватории. Это я знаю совершенно точно. И все эти плаксивые всхлипы о тяжёлой жизни новоявленных безработных меня не трогают. Приходи сюда работать! Как пишет Иртеньев - Приезжайте к нам в Мытищи хоть на несколько минут! :)
Никто не придёт.
......................................
Очень хорошая женщина - новая Оля. Познакомились недавно. Приятная такая. Терентий даже стал подумывать - а не совершить ли решительный шаг? Не сделать ли в близком будущем впервые в жизни предложение? Надо, правда, сначала узнать человека, пообщаться. Но пока Терентия ничего в новой Оле не отталкивает. Очень милая и симпатичная. Правда, на фотографиях на том сайте знакомств - вообще такая красавица, что глаз не отвести. Оля говорит при встрече: а Вы на фотографиях другой! Я Вас даже не сразу узнала. Это я просто усы отпустил - отвечает Терентий. А Вы, Оля, тоже на фотографиях другая - брюнетка, а в жизни - шатенка. :)
Жизнь катится под откос - правда, медленно, как в замедленной съёмке. Но достаточно сделать лишь шаг, один всего шаг, и всё станет другим, всё сразу исправится, всё встанет на свои места, и исчезнут все эти демоны, и всё будет как у всех, всё будет правильно. Настоящая большая счастливая жизнь стучится в двери и заглядывает во все окна: открывай! Открывай, пока не поздно! Гулять с коляской, вести в детский сад, бежать с работы сломя голову домой - скорей, скорей.
Ничего хорошего в холостой жизни нет, ровным счётом. Ничего. Не верьте тому, кто утверждает обратное: он либо кривит душой, либо полный идиот.
Терентий пригласил новую Олю в Третьяковку на Крымском Валу. Надо сказать, что Терентий вообще отнюдь не блещет разнообразием в своих знакомствах. Каждую новую знакомую Терентий зовёт, как правило, идти смотреть вместе картины в филиале Третьяковки на Крымском. Или в ЦДХ - там рядом. В течение двух или трёх часов Терентий тащит новую знакомую с радостными возгласами от одной своей любимой картины к другой, приглашая разделить его восторг. :) И наперебой, взахлёб говорит о только что увиденных художниках. А потом ведёт знакомую в японский ресторанчик рядом с выходом - сразу направо дверь и наверх - и угощает её разными там суши и роллами, а также сливовым вином. :) Надо сказать, что это - вообще единственный ресторан, который Терентий знает. Нет, он знает ещё один - в здании кинотеатра МДМ на Фрунзенской. Про Терентия никак не скажешь, что он - завсегдатай злачных мест и любитель ресторанов. Нет, это явно не про него. И не то чтобы денег не было - деньги копятся и копятся в ящике стола и неясно, на что их потратить, просто Терентию рестораны неинтересны.
.......................................
Любимые картины. "Рыбак" Пиросманишвили. Классический примитивизм, конечно, но притягивает чем-то, так что глаз не оторвать. "Звон" Лентулова. Единственная, пожалуй, картина, которая действительно звучит, когда на неё смотришь. "Старое" Штеренберга. Терентий впервые увидел её ещё мальчиком на выставке Москва-Париж, на которую его повела тогда мама. Знаменитый триптих Корина.
"Моя Москва" Пименова. И, конечно, "Шар улетел" Лучишкина. Страшное полотно. По-настоящему страшное. Ужас пробирает до костей, шевелит волосы. Наверное, это - самая страшная картина во всей Третьяковке.
.....................................
Новая Оля в ноябре потеряла работу. А кем Вы работали? Менеджером про песоналу. А что это такое? - спрашивает Терентий. Оля что-то начинает ему объяснять, но Терентий ничего не понимает. Это что же - отдел кадров, что ли? Нет, терпеливо объясняет новая Оля, отдел кадров - отдельно, и мы - отдельно. Сейчас это модно - отдел по персоналу, сейчас в крупных фирмах все такие заводят. Так в Америке, значит, и у нас так хотят - чтобы было как в Америке. Нет, а что же вы всё-таки делаете? - спрашивает Терентий.
Оля отвечает: адаптация, активация, стимуляция, апробация и т.п. Терентий ничего не может понять в этом наборе птичьих слов. Нет, ну вот смотрите: каждый сотрудник фирмы приходит на работу и садится за компьютер, у него какое-то задание. А что же делает менеджер по персоналу каждый день с утра до вечера? - не унимается Терентий. А мы составляем индивидуальные планы развития! - отвечает Оля. Ну, ладно, отвяжись ты от неё, всё равно ведь не поймёшь. Это - совершенно другой мир. Мне вот никто не предлагает никаких планов индивидуального развития.
Оля в отчаянии. Эта её странная работа теперь никому не нужна. Потому что кризис.

17:10 

Медаль Терентия.

Терентия можно поздравить: вчера он получил первую в своей жизни медаль. :) Нет, не по науке, увы. Как ни странно, награда оказалась совсем на другом поприще. Терентия вдруг наградили Золотой Есенинской медалью Союза писателей России. Вот ведь неожиданность какая приключилась. :)
Терентий не просил, не добивался, даже не мечтал и вовсе не думал ни о каких медалях. Она просто взяла и сама вдруг с неба упала. Вот так бывает. Как сказал великий прозаик: Никогда к ним не ходи и ничего не проси! Сами придут и сами дадут! :)
Этот венценосный небожитель, обитатель заоблачного литературного Олимпа Мышаков - Председатель правления и Секретарь правления Союза, и прочая, и прочая, тогда вдруг заметил скромные произведения Терентия и его самого. Это он, Мышаков, рекомендовал Терентия в Союз. Как сказал ещё Пушкин когда-то: Старик Мышаков нас приметил и благословил. :)
И вот, со своих заоблачных высот Мышаков вдруг изрёк нашему Ковалёву - руководителю студии и очень хорошему поэту: пусть, мол, Терентий приедет, мы ему медаль дали! :) Мол, достойный он человек и стихи хорошие! (Ковалёв клянётся, что передаёт слова Небожителя о Терентии дословно).
Возникло странное и смешанное чувство. Чем обязан? Иначе говоря: объясните, за что? :) Терентий - автор нормальный. Не графоман, конечно. Кое-что есть у меня хорошее из работ. Даже, может быть, чуть больше, чем просто хорошее - кое-где. Но автор я в литературном мире величины весьма небольшой, малоизвестный и написал до сих пор сравнительно мало. Есть такие авторы - стихи как пирожки пекут, у них их целые тыщи, и десятки сборников изданы, а я так не могу. Я это Ковалёву высказал - своё недоумение: мол, спасибо, конечно, Мышакову, но за какие такие заслуги?
А Ковалёв начал мне внушать: ни в коем случае не говорите Мышакову, что Вы недостойны! Оставьте эти Ваши интеллигентские штучки при себе! Мышаков Вас не поймёт и даже обидится. Что же он, выходит, сам дурак, раз даёт медаль недостойному? :)

Ну вот. Первая в жизни медаль. Вчера вручили. Красивая. Носить я её, разумеется, не буду и хвастать ею тоже. Вот только здесь сейчас хвастаюсь немного. :)
Вообще говоря, сколько я ни наблюдаю это литературное сообщество в последние годы - оно как-то на удивление слабо структурировано. Гораздо слабее, нежели научный мир, в котором дистанция между кандидатом наук и доктором - огромна, а между кандидатом и, скажем, академиком - вообще пропасть.
Здесь же - всё иначе. В любом ЖЭКе, в любой дворовой студии может вдруг появиться человек, которого заслушаешься в восхищении, открыв рот. Никому не известный, ничем не отмеченный и никогда не печатавшийся. А послушаешь - настоящее! Вот оно, вот как надо бы нам всем писать! А сколько раз на сайте Стихи.ру я сталкивался с произведениями никому не известных авторов - по-настоящему блестящими, талантливыми, удивительными. Лучше и моих работ, и Ковалёва, и Мансуровой, и профессора Днепрова, и кого угодно! Это - с одной стороны. С другой же стороны, какой поэтический журнал в руки ни возьми - много мусора. То есть просто откровенного мусора, такого, что диву даёшься - как издали? И среди произведений титулованных, маститых мэтров, увенчанных всяческими регалиями и премиями - тоже зачастую встречаешь очень посредственные стихи. Думаешь невольно - я бы сам написал лучше. Вот так вот. Странная эта литературная среда, и критерии в ней довольно размыты.
Никогда до сих пор не было ни одной награды. Впрочем, я сам виноват. Я просто прошляпил в своё время целых две государственные награды. Потом как-нибудь расскажу..

21:20 

Про спам.

Знаете ли вы, что такое СПАМ? Нет, вы не знаете! А вот Терентий знает. Потому что Терентию до сих пор жалко бросить свой официальный электронный адрес на сервере факультета. Все говорят ему: Бросай! Уже давно все бросили! Потому что это невозможно - разгребать огромные вороха СПАМа каждый Божий день! А Терентию всё-таки жалко бросить такой хороший и такой старый свой адрес, да ещё советский - с буквами SU после точки на конце! Ведь за столько лет во всех журналах и сборниках с научными статьями Терентия этот адрес всегда указывался рядом с фамилией Терентия и местом его работы. Конечно, вероятность маленькая, а вдруг? Вдруг неведомый далёкий иностранец из какой-нибудь, к примеру, Папуа-Новой Гвинеи возьмёт да и прочтёт давнюю статью Терентия и загорится желанием познакомиться с ним лично, обсудить результаты в переписке? Может быть, он чего-то недопоймёт, этот папуас, и попросит объяснить, чтобы потом самому ссылаться на Терентия в будущем? И голос его потонет в пустоте, потому что - адреса не будет! Жалко! :)
И вот, Терентий, стиснув зубы, разгребает этот СПАМ - перелопачивает, словами великого поэта, тысячи тонн словесной руды. Единого слова ради. Всё надеется среди этого мусора отыскать НАСТОЯЩЕЕ письмо. Ну хоть одно! И лишь чудовищное, нечеловеческое упрямство Терентия даёт ему силы..
..................
Если чистить почту каждый день, это ещё ничего. Можно привыкнуть. Раньше, правда, СПАМ исчислялся какими-нибудь десятью-двадцатью никому не нужными сообщениями. Удалялись они пальцами на автомате, машинально. Потом их стало пятьдесят, потом - уже сто в день, потом - двести. Он растёт как снежный ком - этот почтовый рекламный мусор, а Терентий всё удаляет и удаляет. Настоящая катастрофа - это когда отпуск, или длительная болезнь, или командировка. Вот тогда - это да, это настоящая беда! Помнится, когда Терентий осенью привёз всю свою аппаратуру из Обнинска назад в Москву и, наконец, включил свой компьютер на старом привычном месте в своём кабинете - писем оказалось девять тысяч сто. За три с небольшим недели. Девять тысяч сто! И Терентий, скрепя сердце и скрипя зубами, всё-таки продрался сквозь эту чащобу - разгрёб, прочистил все до единого. Чтобы удалить с чистым сердцем каждое из писем, надо было хотя бы взглянуть мельком, хотя бы поднять глаза к монитору на пару секунд после каждого очередного удара пальцем на клавишу: удалить, удалить, удалить.. А вдруг настоящее? Всё-таки нельзя совсем не взглянуть.
....................
Лучшие средства! Виагра! Отымей мою ...! Передайте главному бухгалтеру! Ваша заявка на участие в семинаре принята! Такие попки только у нас! Новое в налоге на добавленную стоимость! Вновь открылся клуб любителей чужих жён! Рольставни! Натяжные потолки! Она ждёт тебя прямо сейчас - позвони!
Эта наглая, нахрапистая стихия идёт лавиной, сплошным потоком, девятым валом, сбивает тебя с ног. Расставлены наивные ловушки и капканы - только открой, только прочти, взгляни! Сперва в длинном списке отправителей значились вполне обычные Алёны, Серёжи и Марьиванны. Но с прошлой весны лукавые изготовители рекламного мусора начали изощряться в именах. Появились, откуда ни возьмись, какие-то Фоки, Добромыслы, Боголюбы, Фелисаты и Евлампии. Словно из забытой Богом старообрядческой деревни где-нибудь в глуши сибирской тайги. Дальше - больше: для пущей убедительности пошли всякие там Хрисанфы Епифанычи, Терентии Силычи, Евпраксии Дормидонтовны и прочие сочетания совершенно нереальных, несуществующих имён и отчеств. Задумка здесь одна - открой! Это же интересно - кто он такой! Оставьте меня, это совершенно неинтересно! Наивный обман и ничего больше.
Как-то раз, скользя глазами по длинному списку отправителей, Терентий вдруг застыл как вкопанный: отправитель - Маргарита Исааковна. Ему, Терентию. Что такое? Что это она про меня вдруг вспомнила? Явно не к добру! Открыл тревожно, а там - покупайте! Горящие путёвки! Ах, это просто СПАМ! Ну, слава Богу. А я-то уж встревожился - что от Селивёрстовой на самом деле письмо пришло. :)
Невидимые миру творцы СПАМа продолжают изощряться. На смену нафталиновым именам и отчествам времён семнадцатого века вдруг потоком пошли совершенно несуразные, невообразимые, курьёзные сочетания: Давид Петухов, Гусейн Березовский, Добромысл Рабинович, Ильшат Кабанец, Зиннур Евстропов, Гаянэ Телегина, Ринат Бугаев, Сулико Динмухамедова и т.д., и т.п. Задумка та же - открой! Только открой, только прочти!
..............
А эта порноиндустрия доведёт до белого каления кого угодно. На мониторе компьютера постоянно выскакивает одна и та картинка с наглыми шлюхами, повёрнутыми к тебе своими голыми задницами, прижатыми одна к другой. Бесстыжие девки смотрят на тебя искоса, низко голову наклоня: Приезжай! Мы ждём тебя! И прочее непотребство. Никогда не понимал мужчин, опускающихся до этого. Да ведь противно же! Удаляю их, удаляю, но наглые раздетые девки выскакивают в бесконечном СПАМе вновь и вновь. Кыш, кыш отсюда! Пошли вон! Единственое желание, которое возникает в связи с ними у Терентия - наподдавать рукой этим шлюхам со всего размаху по их гладким, откормленным задницам, с сочным таким звоном. :) Чтобы убрались, наконец, из моего компьютера к чёртовой матери. :)
...............
А вот ещё пример эротической рекламы:
Новинка! Не дай своему орудию расслабиться! Пусть тебе позавидует её бывший! Будь уверен в своей твёрдости! Пусть она сама просит тебя остановиться! Секс – это спорт, где допинг никогда не помешает! Заставь её хвастаться о тебе перед подругами! Удиви её сегодня ночью! Одна таблетка, и Вас услышат соседи! Таких, как ты, у неё ещё не было! Сексуальный марафон, который ты ей устроишь, она не забудет никогда! Стань чемпионом в сексе! Заставь её постель взорваться! Всё для ловеласов, в разы дешевле, чем в аптеке! Импотенция – это не про тебя! Хочешь ощутить, каково это – быть предметом женских сплетен? Вытворяй с ней всё, что хочешь! Удиви её сегодня ночью! Почувствуй на себе сексуальный бум! Купи топлива для огня любви! Не останавливайся, пока она сама не попросит! Доведи её до изнеможения! Стань тем, кто запомнится ей на всю жизнь! Стань сексуальной легендой! Проведи сегодняшнюю ночь с огоньком! Трахай её 10 часов подряд! Пусть о тебе ходят слухи! Стань сексуальным монстром! Теперь ты всегда готов! Доступно и надёжно! Подари ей особенную ночь! Она не забудет тебя никогда! Превзойди её бывшего с помощью наших таблеток! Одна таблетка, и ты сломаешь её кровать!
............................
Случаются порой совсем уж экзотические примеры рекламы:
Продаётся гильотина. Недорого! Сабельного типа. Рассчитана на 24-часовое применение. Длина рабочего ножа – такая-то. Имеются дополнительные ножи… Ах, это для рубки металла! Ах, вот оно что! А я-то уж было подумал.. :)
......................
Да, вот ещё что. Регулярные послания от бедных несчастных сирот со всего белого света, которым, оказывается, позарез надо срочно перевести на какой-то банковский счёт многомиллиардные состояния своих почивших отцов и матерей, и без помощи Терентия им почему-то никак не обойтись! Выглядит это всегда одинаково: Дорогой друг! Обращаюсь к Вам с сердечной просьбой - нижайшей, слёзной, искренней и т.п. Я - старший сын (внук, племянник) шейха Эмирата Шарджа (султана Омана, президента Либерии, свергнутого премьер-министра Сьерра-Леоне и т.п.). Мой отец (дядя, дедушка) завещал мне столько-то миллионов долларов - обычно после этого идёт много нулей и, для пущей убедительности, расшифровка суммы прописью, обязательно заглавным регистром. Сотни миллионов, миллиарды, даже десятки миллиардов должны быть куда-то переведены обязательно с моей помощью! И мне полагается заманчивый процент от этой сделки - один, два, пять, десять процентов! Двадцать процентов! Далее эта сумма, которая полагается лично мне, тоже пишется со многими нулями и повторяется прописью, аршинными буквами! Непонятно только, как он меня нашёл, этот внезапно осиротевший человек, у которого в его родной Африке не оказалось почему-то никаких ни родственников, ни знакомых - никого! И только один Терентий на всём белом свете может ему помочь. :)
Природный скептицизм никогда не давал мне попробовать проверить - а что же будет дальше? Каким конкретно окажется механизм этих мошенников? Даже неинтересно. В корзину - и всё.
......................
А ещё - многочисленные неожиданные поздравления. Тоже непременно прописными буквами. ПОЗДРАВЛЯЕМ! Вы стали победителем лотереи!! (конкурса и т.п.) Вам присуждён миллион долларов! (два миллиона, пять, десять, пятьдесят)! Вам только нужно.. только нужно.. сущая малость, пустяк, свяжитесь с нами, вот сейчас! сейчас!
........................
Вот что такое СПАМ, а вы-то все и не знали, наверное.. :)
Потом как-нибудь допишу, устал.

18:33 

Выход из одиночества - интересный способ.

Интересный выход из одиночества нашёл, как выяснилось, один мой давнишний приятель детства, одноклассник из самой первой школы - Олег Табаков. Да-да, он одновременно и тёзка, и однофамилец знаменитого артиста. Так вот, я его уже не видел целую вечность, этого Олега. Вообще, после четвёртого класса я его видел всего раза два, не больше. Последний раз - когда мне было лет двадцать. Я тогда ночью, помнится, шёл по улице с какой-то девушкой - уже не помню ни имени её, ни фамилии, - как вдруг рядом со мной тормозит такси, и из окна мне машет водитель - этот самый Олег собственной персоной. Машет и улыбается - дескать, привет! Я как узнал его - очень обрадовался и стал горячо просить его отвезти нас с девушкой, потому что глухая ночь и ни одной другой машины, а он упёрся и ни в какую - смена, видите ли, у него закончилось. Как я его ни просил - не повёз, и всё. Вот ведь свинья какая оказалась..
Ну, так вот. Говорил я на Новый Год с Алёшей - ещё одним моим одноклассником из той самой нашей старой школы. Звонил ему, поздравлял. Так этот Алёша рассказал мне про Олега Табакова, что тот усыновил ребёнка. Точнее, удочерил девочку.
Я ему говорю - как же, мол, так? Ведь Олег этот - вечный холостяк и никогда в жизни не был женат - впрочем, как и мы с Алёшей. Разве одиноким, говорю, дают опеку над детьми? Детей ведь отдают на воспитание только в полные семьи!
А Алёша отвечает - а вот так! Удочерил эту девочку Олег Табаков, и всё тут. Он там в какой-то блатной конторе работает водителем - возит всяких депутатов и прочих больших шишек. И вот, эти депутаты и шишки помогли холостому Олегу оформить опекунство. По знакомству посодействовали. :)
Добро бы его дочь была - так ведь нет. Алёша говорит, что эта девочка - дочь какой-то знакомой подруги Олега, которая умерла четыре года назад. А самому Олегу она не дочь? - спрашиваю. Нет, не дочь, отвечает, но какое-то отношение он к ней всё-таки имеет. :) Туманно и не вполне понятно.
А сколько же лет этой девочке? - спрашиваю. Теперь уже шесть - отвечает. Так что же, он её - в два года, что ли, удочерил? Да, говорит, в два года. Наверное, бабушка с дедушкой, его родители, помогают? - пробую я угадать. Ничуть не бывало - оказывается, нет никаких бабушки с дедушкой, Олег - один как перст. А как же он работает? - не могу я никак взять в толк. То есть - как же это он уходил на работу? А с кем же двухлетнюю девочку оставлял? А он, говорит Алёша, выкручивается как-то, исхитряется. Но как же тут можно исхитриться, если он всё время возит этих самых депутатов, посодействовавших ему с опекунством? А ребёнок-то с кем остаётся? А он её, говорит Алёша, в интернат отводил, как шёл на смену, а когда возвращался домой - забирал обратно.
Вот так вот. Дивны дела твои, Господи. Никогда прежде не слышал, чтобы одинокий мужчина, да ещё работающий, удочерил бы двухлетнюю девочку. Я вот, например, не смог бы, наверное..
А ведь хорошая в принципе мысль! Есть родной человечек и растёт тебе на радость - и безо всякой там капризной и стервозной бабы, которая в данном случае отпала как совершенно ненужное и лишнее звено в цепочке отношений любящего папы и его дочки.

16:03 

Новый Патриарх.

У нас теперь есть Патриарх! Со вчерашнего вечера. Огромное событие, высокоторжественное. Я, быть может, человек и не слишком клерикальный, да и верующий с некоторыми оговорками, но это - безусловно, общая радость для всех нас, всех русских православных людей. Очень приятное, хорошее русское лицо у этого Кирилла, такое доброжелательное и мудрое. Не знаю, разумеется, ничего относительно их внутренней кухни и совершенно несведущ во внутрицерковной политике, но, по-моему, человек он вполне достойный. Яркая личность, оратор талантливый. Говорит разумно, убедительно.
Это огульное очернение Кирилла в так наз. демократической печати - многолетнее, упорное и злобное - вызывает в душе внутренний протест. Сколько грязи на него изливал и изливает "Московский комсомолец" из года в год - трудно даже упомнить. Да что они все привязались к человеку? Вцепились в него, словно свора бешеных псов.
Не знаю, конечно, подоплёку всей этой возни и знать, собственно, не хочу, но такая бессовестная травля вызывает к человеку естественное сочувствие. Мне самому это слишком хорошо знакомо - клевета за глаза, очернение со стороны одной злобной старухи. Когда не знаешь даже, за что и перед кем оправдаться, поскольку всё - подспудно, за спиной, и ничего ответить нельзя, да и некому. Ловишь только на себе насторожённые, подозрительные взгляды: ах, это тот самый! Да-да, Селивёрстова о нём говорила, помним!
Поэтому я и отношусь к этому Кириллу с сочувствием и даже симпатией. Сколько же пришлось человеку пережить, чтобы выдержать всё это. И дай Бог ему сил.

21:05 

Слава Богу. Одно только дело срочное осталось - это рецензия на статью в тот самый немецкий журнал. Они даже не подозревают, что это именно мне дали их статью на рецензию. Чем больше я в неё вникаю, тем меньше она мне нравится, между прочим. Надо будет подумать и решить, что вообще писать..
.................
Вчера забежал в начале дня в главное здание и встал в очередь в банкомат на первом этаже, чтобы получить получку. Встал и уже через секунду увидел, что прямо передо мной стоит Катя. Вот так, снова встреча. В четвёртый раз за последние четырнадцать лет. В девяносто пятом на остановке, а потом два раза подряд в столовой в позапрошлом году, с интервалом лишь в пару недель. Вместе пообедали. И вот - четвёртый раз. Ночью меня разбуди - скажу её старый номер телефона.
Да. Я юношей тогда всё смотрел на неё и не мог наглядеться.
Жалко всё-таки, что так вышло. Уже давно не больно, просто лёгкая грусть.
До чего же милая, славная, чудесная женщина. Никого бы больше не надо.
Я так и не встретил потом похожую на неё девушку за всю жизнь. Нет, встретил один раз очень похожую, три года назад, но лучше бы не встречал. Встретил и сразу загорелся, вспыхнул как спичка. Но это - уже совсем не то было, просто мошенница бессовестная оказалась, а внешняя схожесть - словно насмешка над природой.
Да.
Этот женский тип - настоящее моё проклятие.
Курточка у неё такая бедная, замызганная - лет двадцать, наверное, или тридцать её носит. Больно смотреть. Наверное, они очень тяжело с её мужем живут.
Надо же - учительница физкультуры. Ну да, она же мастер спорта.
Эти люди - тоже фанатики в своём роде, как и мы.
Ну, там приветствия, общие слова. Катя сразу спросила, пою ли я ещё до сих пор в хоре.
Я как-то отшутился. Короче говоря, то да сё, пара минут. Счастливо, Катюша!
Да. Странная штука жизнь..

18:42 

Сложный день суббота.

Суббота вчера тоже выдалась тяжёлой, но не такой тяжёлой, как пятница. Надо начать с того, что Терентий, наконец, выспался. Проснувшись где-то в половине двенадцатого, у Терентия заговорила совесть. Его просили прийти на выступление хора. И вот, Терентий звонит одной хористке с единственным вопросом: когда сегодня? А та ему отвечает, что сбор - в двенадцать, а выступление - в час. А время уже - без двадцати двенадцать! Дальше всё было как в ускоренном кино. Терентий - ноги в руки, схватил смокинг и ноты, быстро что-то запихал в рот и - бегом к автобусной остановке. К счастью, успел. Начало этого ежегодного торжественного заседания задержалось. Терентий вместо с отцом вдвоём вошли в огромный зал минут в десять второго, а началось всё спустя три минуты. Терентий только успел подойти к той части зала, где всегда сидит наш хор. Ну, так вот. Торжественный речи. Выступление нашего знаменитого венценосного ректора. Они с отцом Терентия учились вместе на одном факультете - правда, на разных кафедрах. Лет пятьдесят тому назад. И с тех юношеских пор обращаются друг к другу запросто и на ты: Привет, Саша! Здорово, Витя! :) Они даже внешне с отцом похожи друг на друга.
Ну, так вот. Всё было как обычно, очень торжественно. Мэр Лужков появился в медицинском халате со стетоскопом. Выкатил бочку мёда в подарок и читал какие-то частушки собственного сочинения. Очень непосредственный он мужик и весельчак.
А потом мы вышли петь с Басковым. Калинка - ну, это обычная наша бисовка, от зубов отлетает. А вот ещё одна вещичка, какая-то итальянская, была Терентию совершенно незнакома. То есть - просто в первый раз видел ноты! И когда это они успели? Терентий, конечно, не на все репетиции ходит, но всё равно странно. Она, правда, простенькая, сразу видно, но в первый раз видеть ноты с такой сцены.. Нет, надо всё-таки уходить из хора. Что тут комедию ломать - то появился. то пропал. Нет времени - значит, нет времени.
Терентий, конечно, взял себя в руки, сосредоточился. И даже набрался наглости и пропел в полный голос несколько тактов. В первый раз глядя на эти ноты. Конечно, не стоило бы так рисковать. А потом - Калинка. Наш Магомет очень любит на третьем её куплете вдруг бросить хор, резко повернуться лицом к залу, обнять за плечи солиста и неожиданно присоединиться к его соло дуэтом - вторым тенором. Зачастую это происходит неожиданно для самого солиста. Да уж! Любой дирижёр, наверное, в душе мечтает петь. :)
Этот же самый приём Магомет вчера проделал и с Басковым. :)
А потом Терентий пошёл на работу и работал. А потом, уже вечером, он бросил работу и поехал в излюбленные места погулять. Предаться своему давнему маленькому пороку. Две банки джина с тоником по поллитра и ещё две баночки по ноль тридцать три - чёрного русского и ещё какой-то дряни. :) Домой к себе Терентий вернулся очень поздно. Но надо же хоть иногда расслабиться.

17:54 

Тяжёлый день пятница.

Слишком бурная идёт жизнь, и не хватает времени всё записывать.
Позавчера, в пятницу, у меня был знаменательный день. Высокоторжественный в некотором смысле. Я ездил в основной наш журнал по моей специальности читать вёрстку. Наконец-то! Всего в этой жизни надо дождаться, выстрадать, добиться. Это так приятно - ехать читать свёрстанные гранки. Это - всегда огромный итог большой многолетней работы. Ну, так вот. Выход из Краснопресненской и - до боли знакомый маршрут со времён студенческой практики в соседнем с редакцией здании. Поворачиваешь, потом - мимо салона красоты, бывшей парикмахерской, фотографии на окнах которой не меняются уже много лет. Потом - наверх, пересекаешь круто идущую улицу, и - направо, снова наверх. Ох, уж эти краснопреснениские лабиринты дворов! Как я сперва в них путался и проклинал всё на свете, пока не запомнил этот маршрут.. Всё вверх, вверх, налево - и вот она, такая красивая церквушка восемнадцатого века. И - вот уже маленький музейчик памяти Первой русской революции, забытый всеми. Деревянные домики, в которых находились ревком и что-то ещё. И - вот, редакция. Это целый ритуал - поездка в редакцию. Идёшь медленно, торжественно и обязательно выкуриваешь сигаретку на пути.
Три часа читал вёрстку. Это - очень приятное занятие. Всё хорошо, только третий рисунок надо бы увеличить в размере. До чего там интересные экспериментальные результаты! Представляю, как статью будут читать коллеги из других организаций. Будут копировать эту статью на ксероксах и складывать копии в свои папочки, завязывая их тесёмками. Потом звонить друг другу: а Вы читали? Вы видели? Как, нужели не видели?! Во втором номере нашего журнала? Непременно прочтите! Просто непременно!
Кто-нибудь обязательно покажет эту статью Селивёрстовой, и та, как обычно, запыхтит и насупится, заскрежещет зубами - как это она не смогла помешать? Как это обошли её, и ещё одна статья ненавистного Терентия вышла в свет? Проворонила! Снова проворонила! Все, кого она просила сообщать ей, СОДЕЙСТВОВАТЬ, обещала гранты - не сказали, не предупредили!!
.............................
Ближе к вечеру в пятницу приехал к себе на работу. Было срочное дело - послать тезисы в Йокогаму. Там летом состоится Всемирная конференция. Эх, Япона-мать, Япона-мать! А не поехать ли туда Терентию? Что он там был в Японии - всего полдня! Только домчался тогда из аэропорта Нариты в Токио, посмотрел на императорский дворец, быстро пробежался по центральным улочкам - и чуть было не опоздал назад, на электричку в аэропорт. Впрочем, об этом я уже здесь писал. Ужас, как вспомнишь! Влетел тогда пулей в вагон, когда двери уже захлопывались - влетел, раздвигая их руками! Ни хрена себе было бы тогда опоздать: авиабилет в Новую Зеландию и обратно стоил полторы штуки баксов!
Ну, так вот. Вечно некогда, всё время запарка. Где-то глубоко в сознании сидела гвоздём крайняя дата отправки тезисов, но всё было некогда, а дату эту несколько раз меняли, передвигали вперёд. И вот, последний срок - двадцать третье января. Естественно, после редакции, веечром 23-го, Терентий взялся, наконец, за эти самые тезисы. Вот ведь эта плохая наша славянская черта - всё откладывать на последний момент.
Ну, так вот. Два доклада - с моими ученицами, с Женей и Катей. Два абстракта. Закончил их где-то в начале одиннадцатого, и стал смотреть - как отправить. Тут пришлось немного понервничать: на сайте конференции сообщалось, что приём заявок прекращается в полночь на 24-е число.. по Японскому времени! А там у них ведь уже утро! Заволновался я немного, занервничал. У меня-то ещё одиннадцать вечера двадцать третьего! Собрался я было даже бомбардировать электронными письмами Оргкомитет: дескать, вот он я - Терентий! У нас ещё только двадцать третье! А ну, открывайте двери! :)
К счастью, японцы не пошли на такое свинство - они терпеливо дожидались, пока новая дата не обогнёт весь Земной шар и не упрётся в Японию уже с другой стороны океана.
Ну, так вот. Оказалось непросто - какая-то многоступенчатая регистрация - кто я да откуда, какое место работы, да всё такое. Всё по-английски, естественно. Хорошо хоть, что не по-японски! Я уже начал было нервничать. Пишу-пишу, проверяю лихорадочно, тороплюсь, а программа мне: Поздравляем! Вы успешно прошли первый шаг! И маленькая фигурка японца мне кланяется. А всего этих шагов - четыре! Ё-моё! Уже начало двенадцатого! Короче говоря, пришлось собрать всю волю в кулак и быстро-быстро пролететь через все ступеньки этой сложной регистрации. Наконец, в девятнадцать минут двенадцатого, обе заявки на оба доклада были успешно приняты. Ура! Успел! Я всегда почти успеваю. И ещё даже сорок одна минута оставалась в запасе..

18:55 

Такой ужас. У сотрудницы моей на работе погибла единственная дочка на днях, 18 лет. В автокатастрофе. Эта женщина никогда не была замужем. Удочерила эту девочку в младенчестве и всю жизнь посвятила только ей одной. А больше у неё никого не было и нет. И не будет - она уже пожилая. Такое горе даже трудно себе вообразить. Горе размером с целый мир. Сегодня она пригласила всех нас помянуть свою бедную девочку. Такая талантливая была её Надя, стихи писала. Даже смотреть на эту сотрудницу трудно и тяжело, и сказать нечего - что тут скажешь. Не дай Бог никому. Как её ещё ноги держат - приезжать из Подмосковья на суточные дежурства. Я думал, она просто с ума сойдёт.

12:37 

На днях, наконец, поехал к себе. После полумесячного перерыва. Все праздники проболел и был у родителей. Мои дорогие родители - лучшие в мире. Они так заботились, лечили своего ребёнка. Банки, горчичники, то да сё.
Ну, так вот. Квартира стоит совершенно чистая - просто ангелы летают. Хотя последний раз я мыл там пол и убирался ещё в конце декабря. Никто не живёт - и мусора нет. Последнюю ночь до этого я там провёл с двадцать девятого на тридцатое число, как раз перед встречей Нового года на работе. Всю ночь почти не спал, ворочался, пододеяльник был горячим и обжигал кожу - странное ощущение. Всё ходил на кухню и пил горячий чай с мёдом - как лошадь пил, чудовищное количество чашек. Это начиналась тогда болезнь.
.......................
Сегодня приснился очень странный сон - смешной и нереальный. Приснилась старуха Селивёрстова. Слава Богу, сон не эротический, нет. Приснилось, будто она приехала ко мне мириться. Стала расточать комплименты - какой я замечательный учёный, какие у меня прекрасные работы. Дескать, она всегда меня ценила высоко. И ещё будто бы начала восторгаться моими стихами. А я во сне ещё удивился - откуда она их знает? И ещё Селивёрстова сказала мне, что сама пишет стихи и хочет принести их мне показать, чтобы я оценил их с моим опытом - каковы. :) И будто бы мы с ней дружески пьём чай и беседуем, и всё плохое - позади. Вот такая глупость приснилась. После того как она меня оскорбила в Дании прошлым летом, в очередной раз, я вообще решил с ней больше не разговаривать. До этого я всё здоровался: мол, здравствуйте, Маргарита Исааковна! А Селивёрстова бычилась, дулась, отворачивалась и не отвечала. А я всё равно продолжал здороваться. А теперь, после Дании, и здороваться больше не буду. Тогда в аэропорту в Копенгагене, когда возвращались в Союз, они с внуком встали в очередь сразу за мной. С внуком я поздоровался, а с ней нет. Демонстративно.
Никогда не мог понять такой странной, зоологической ненависти по отношению к себе. Где-то в глубине души я не могу успокоиться и всё время возвращаюсь мыслями и думаю о ней. Поэтому она и приснилась - это в подсознании. Самое же странное это то, что, по мнению некоторых общих знакомых, я становлюсь похожим на Селивёрстову в движениях, в голосе, в манере делать доклады. Да вы же с ней похожи! - засмеялся тогда Виталий. Это меня сильно удивило. Неужели её влияние на меня настолько велико..

17:43 

Очень хочется спать. Пришёл к себе в кабинет после экзамена, сижу - и не могу работать. Сейчас выпью кофе.
Позавчера ушёл с работы в начале первого ночи. После того как нажал, наконец, в Интернете заветную кнопку "Подписать отчёт" и готовый, подписанный отчёт ушёл в базу данных. Ура! Пообещал сам себе, что не уйду, пока не закончу. Вчера оформил и отвёз туда бумажный экземпляр в конверте. По адресу, хорошо знакомому всем отечественным учёным. На день раньше последнего срока. Потому что этот последний срок - сегодня. Потом ещё вечером снова вернулся на работу и снова до ночи работал над статьёй в немецкий журнал.
А сегодня с раннего утра - экзамен. Очень боялся проспать. Завёл два будильника и ещё маму просил разбудить - у неё тоже сегодня экзамен, и она уходила раньше.
Поставил одной девочке тройку. И вот, переживаю сам. Такая покорная, безропотная оказалась. Хорошая девочка. Ни спорить, ни просить не стала. Вообще-то я пытался вытянуть на четвёрку, задавал разные дополнительные вопросы, но ей с вопросами не везло - не знала. Надо было, конечно, предложить поставить ей двойку, чтобы она пришла ещё раз и пересдала на четвёрку. Она не попросила, а я сам не предложил. И вот теперь переживаю, ругаю сам себя. Как это я не догадался.

15:14 

Дикая, страшная запарка. Цейтнот и аврал. Надо срочно закончить отчёт по гранту и послать, наконец, исправленную статью в немецкий журнал вместе с ответами рецензентам. И потом сразу - самому прорецензировать уже другую статью туда же. Три срочных дела. Спать некогда. Вот заскочил сюда всего на пару минут и сейчас уйду снова. Господи! Каким же я буду счастливым через несколько дней, на следующей неделе, когда это всё закончится!
Что у меня с позвоночником - сам не знаю. Это, конечно, не радикулит, а что-то другое. Вспоминается дядя. Невольно. Он умер в середине июня восемьдесят шестого, а ещё в феврале всё жаловался на радикулит, который никак не проходил. А потом оказалось, что это повсюду были уже. Чур меня, чур. Это не про меня, конечно.

21:10 

Вот он, новый девятый год. Сегодня первый раз в Новом году, наконец, вышел из дома. Как в открытый космос. Доехал до вокзала, сдал свой билет в Самару, потом поехал на работу. Локатор мой, оказывается, с новогодней ночи не работал. Шесть дней - коту под хвост. Просил свою Женю по телефону подойти в обсерваторию, проверить - всё ли в порядке. Благо рядом живёт. Никакого результата, бесполезно. На эту так называемую помощницу надежды вообще мало. Нет меня, и нет ничего - никаких измерений. Даже заболеть нельзя.
Радикулит и бронхит с конца декабря. Кашлять больно - в спину отдаёт. Ужасно неприятная вещь. Все праздники - дома. Финалгон, банки и горчичники, горячий чай с мёдом и тёплое верблюжье одеяло. Дедовские, конечно, методы лечения. Никаких таблеток - не доверяю я им и побаиваюсь всей этой химии, не хочу привыкать.
Самара накрылась, не судьба. Очень жаль, что не пришлось в этот раз погулять по праздничной Москве с джином-тоником.
В тесном семейном кругу, с любимыми родителями. В этот раз, впервые за всю жизнь, я не поставил ёлку. Болел. Потом, ближе к ночи, вдруг испугался - не плохая ли примета? Ведь всегда я упорно ставил, каждый год, вопреки отговорам родителей. Уже в двенадцатом часу тридцать первого всё порывался вскочить и полезть на антресоли - доставать. Мама отговаривала, чуть за руки не держала - ну, что ты, сынок, зачем? Мы же с тобой болеем! Да не нужно вовсе! Всё равно детей маленьких нет!
А мне вдруг так жалко стало, что ёлки не будет. С такими красивыми старинными игрушками. Впервые в жизни..

18:24 

Всех, кто сюда заглянул, поздравляю с Новым 2009-м годом! :)
Желаю всем счастья.
:dance2: :hi: :flower:

17:39 

Вчера ездил в Долгопрудный, выписывал зонды за период эксперимента в Обнинске. По старинке, с бумажных лент. Выписал всё что только мог. Наверное, в последний раз в жизни.
......................
Слава Богу, у мамы гемоглобин - уже сто тридцать! Наконец-то в норме.
.....................
Когда мама была в больнице, видел по пятому каналу фильм "Бабуся". Фильм очень понравился и запал в душу. Терентий даже прослезился в конце, когда бабуся прощалась с правнучкой.
А ещё мне очень нравится фильм Коростышевского "Дура". Каждый раз плачу, когда действие доходит до монолога главной героини перед открытым окном. Ха-ха, пусть кто хочет смеётся над сентиментальностью Терентия. Сколько ни спрашивал на лотках с развалами дисков, коих в Москве - несметное число, нигде нет ни того, ни другого фильма. Мотаюсь по делам из метро - в метро, и на каждой станции у выхода задаю одни и те же вопросы: У вас есть "Бабуся" ? А "Дура" есть? Торговцы только плечами пожимают. Да что же это такое, наконец? Что за хвалёный рынок? Одни голые задницы бессовестных шлюх на всех обложках, да ещё накачанные мускулы каких-то тупых самцов-уродов с пустыми бессмысленными глазами. А хороших фильмов - по-настоящему хороших, пронзительных, щемящих, берущих за душу - днём с огнём не сыщешь..

Дневник Терентия

главная