Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:04 

Последователь.

У меня появился сподвижник и последователь - ура! Это очень приятно. Это не может не радовать. Сподвижник на ниве радения за родной язык. Я здесь когда-то раньше уже писал про засорение родной речи. Потом эта моя статья была опубликована в "Российском писателе" и в "Молодой гвардии". Это действительно меня раздражает и возмущает - вся эта мутная волна новомодных английских слов, написанных русскими буквами и нагло вторгающихся в наш родной язык.
В декабре Мансурова пригласила меня на свой литературный салон, который она теперь организовала вместо прежней своей студии. У меня ещё сильно болела рука, но отказаться было неудобно. И вот, после лекции, держась на анальгине, я пришёл на этот её салон. Ведущим был какой-то её знакомый из Союза литераторов, весьма велеречивый человек. Говорил он взахлёб, без умолку, но понять можно было едва ли половину его слов. Креатив, мессидж, форсинг и т.п. Сыпал и сыпал он этим мусором, попугай чёртов. Я молчал-молчал, закипая внутри, молчал часа полтора, но под конец не выдержал и слегка взорвался.
- А что это Вы говорите - мессидж? Это ведь послание в переводе?
- Да, отвечает.
- А форсинг - ведь это воздействие?
- Да.
- А зачем так сложно? - говорю. Почему бы не сказать проще, по-русски? Я хорошо знаю английский язык, но мне, слушая Вас, всё время приходится делать в уме обратный перевод! Зачем так сложно?
А попугай мне самодовольно отвечает: дескать, у меня особенность такая - люблю говорить сложно! Рисуется.
А у меня, говорю я ему, знаете ли, другая есть особенность - я вот люблю говорить по-русски! Тем более, когда мы с Вами находимся в России!
Резковато я немного сказал, громко и чеканно. Может быть, даже слишком резко. Рука ещё вдобавок болела. Попугай тут смешался, засмущался и стушевался как-то сразу, сник.
Ну, так вот. Появился Володя из далёкой глубинки, откуда-то из Сибири. Пламенный продолжатель, как когда-то называли в газетах Леонида Ильича. Молодой ещё парнишка, судя по всему. Он взялся с недюжинным рвением писать о том же самом, что и я - о засорении русского языка, о том, что нам надо с этим бороться всем миром и пр. Володя пишет и пишет, и шлёт свои статьи во все редакции, и они тоже кое-где выходят. Он мне всё время пишет по электронной почте и советуется со мной. Мол, Терентий Алксандрович! Посмотрите, пожалуйста, мою новую статью! Одобряете Вы её или нет? Мне важны Ваши советы!
Я в его глазах - столичный литератор, большой авторитет, крупная шишка. Хотя какой я на хрен литератор, честно-то говоря. Я-то ведь на самом деле работник науки.
Отвечаю Володе, что хорошо, что он молодец. Статью его очередную можно было бы, конечно, слегка отшлифовать с литературной точки зрения, навести глянец. Но идея - хорошая, и со всеми положениями статьи я согласен. И обрадованный Володя шлёт и шлёт свои пламенные призывы в защиту родной речи куда ни попадя. Сначала я был очень рад, что не один, что у меня появился сподвижник. Но потом возникло смутное беспокойство и подозрение, которое со временем стало расти и усиливаться. Я-то тогда ту свою статью опубликовал - излился, так сказать, выплеснул наболевшее - и пошёл жить дальше. Мало ли в жизни всего интересного. И мало ли в той же публицистике разных тем. А Володя, что называется, упёрся рогом. Он явно на этом поехал и полетел, как говорится, с болтов. Он пишет только об этом и ни о чём другом думать не может. И вот, приходится признать - моё беспокойство за далёкого Володю превратилось в печальную уверенность: мой дорогой сподвижник и последователь явно нездоров. Теперь он взялся за составление огромного словаря - русско-русского, если можно так сказать. В помощь дикторам и телеведущим. Володя обращается к российской общественности с пламенными призывами называть компьютер числовиком, файл - сусеком (рассовать по сусекам), сайт - поляной.
И, в общем-то, это очень хорошо. С одной стороны. Но с другой - хочется взять Володю за руку и слегка остановить его: мол, Володя! Мы с Вами сделали всё что могли, и даже больше! Как там говорил какой-то мудрец - дай мне Бог сил изменить то, что я могу изменить, дай терпения смириться с тем, что я не могу изменить и дай мудрости отличить одно от другого! Посмотрите, какая жизнь вокруг интересная! Бросьте, не переживайте так сильно! Отвлекитесь на что-нибудь другое!
Что делать с человеком? Ведь не скажешь ему это прямо - он же решит, что я предал наше с ним общее дело. А я ничего не предал, мне просто жалко становится этого несчастного парнишку. Заболел человек, зациклился на этом. Ни о чём другом думать не может. И - чем тут помочь?

18:26 

Время остановилось.


Кто-то тут интересовался старыми довоенными ёлочными игрушками - дескать, время остановилось. Вот они - показываю всем. :) За последние шестьдесят или семьдесят лет только одна из лягушек потеряла свою газету и теперь лишь делает вид, будто читает. А всё остальное у всех - на месте. :)
Жизнь такая бурная и кипучая. Все праздники были отравлены висевшими над душой делами - итоговым отчётом по гранту РФФИ (добрый ангел явился с небес и поведал Терентию, что отчёт должен быть хорошим - тогда, может быть, дадут ещё), заявками на симпозиум в Париже и учебной программой.
Эти отчёты по грантам - ежегодный ритуал мазохизма всех грантодержателей. Праздники проходят мимо нас. Ну, и ладно.
Интернет на работе парализовало 31-го декабря, и все праздники он не работал, потому что некому было чинить. А отчёт надо набивать в Интернете. Поэтому Терентий вместо отчёта с энтузиазмом занялся завершением 6-й главы. Вот так всегда - когда какое-нибудь срочное дело висит, и угрожающе приближается это страшное чудовище - Последний день, Терентий вместо самого срочного дела вдруг бросается лихорадочно писать диссертацию и пишет, пишет, вплоть до самого предела, когда оступать дальше некуда. Ну, так вот. Ура! Девятого января Терентий закончил шестую главу! Вернее, второй её параграф - первый был написан ещё несколько лет тому назад. Давно у меня уже не было такого подъёма. Работа в руках просто горела, писал на одном дыхании - собрался, всё вспомнил до самых последних мелочей - эти мои давние эксперименты. Получилось 55 страниц. Потом я подумал, что это слишком много для одного параграфа, и разбил его на три части - второй, третий и четвёртый параграфы шестой главы. Потом, довольный, открыл тот давний написанный первый параграф, и оказалось, что он немного недописан до конца, незавершён. Я даже забыл, что когда-то его недописал. Но всё равно, это уже мелочи. Считай, глава готова.
Одиннадцатого января, наконец, починили Интернет, и Терентий взялся за отчёт. Последний срок был 15-го, и вечером в этот день, в половине десятого вечера, Терентий его закончил и подписал в Интернете. То есть нажал с чистой совестью некую невидимую кнопку, после которой уже всё - конец, и исправить больше ничего нельзя. Не так уж и плохо - тридцать девять страниц! Публикаций - двадцать одна. Из них - пять больших журнальных статей в рецензируемых журналах и ещё четыре большие статьи в сборниках. А это, доложу я вам, ни хрен собачий! Как говаривала наша старушка-завхоз у меня на работе. Остальные - маленькие статьи, но всё-таки. Это очень даже неплохо - двадцать одна публикация. Да этот просто прекрасно! Терентий - молодец. :)
Только послав отчёт по Интернету, сразу вспомнил про французский симпозиум. Заподлянка была в том, что крайний срок был тот же самый - 15-е число. И вот, разделавшись с отчётом, я лихорадочно, на одном дыхании, принялся строчить на английском тезисы четырёх докладов. Побежал галопом. Хотел успеть до полуночи, но послал их далёким французским коллегам чуть позже - в половине первого ночи. С припиской - мол, я вовремя! У вас там во Франции - ещё пятнадцатое число! Обратите внимание, дорогие коллеги! Терентий не опоздал, Терентий никогда не опаздывает!
Домой я выбежал с работы без двадцати час ночи, но всё-таки успел на метро и доехал.
После отчёта и тезисов горело ещё одно дело - учебная программа, но Терентий справился и с ней на следующий день.
А ещё восьмого числа была эта детская литературная студия, куда меня пригласила прийти и выступить И.Е. А я пришёл со Светой из нашей студии, которую вёл в прошлом году Ковалёв. И так всё хорошо там было, и так я был рад, что взял с собой Свету! Меня там нарядили Дедом Морозом, и я раздавал подарки из большого мешка. Детей оказалось мало, и мы, взрослые, тоже получили подарки - как будто сами на ёлке побывали. Прочёл я там несколько своих стишков и даже спел две песенки собственного сочинения. Какая хорошая девушка эта Света! Милая, очаровательная. И живёт совсем рядом с квартирой Терентия - через дорогу. Да просто чудесная девушка! Терентий проводил её до подъезда, поцеловал в щёчку, скромно, потом пришёл к себе на таком душевном подъёме, какого давно уже не было. Позвонил родителям и даже сказал, что, кажется. наконец-то. Ну, что больше нечего искать и мотаться, что замечательная девушка, и что я свой выбор, кажется, сделал. Учительница в школе, и как раз по предмету науки Терентия. Да это же просто удивительное совпадение! Нас же так мало на свете - людей моей профессии. Как говорил де Сент-Экзюпери - нас всего пять тысяч на всей земле. :)
Возраст прекрасный - тридцать два года! Да она ещё кучу детей нарожает, сколько хочешь! Как это я раньше её не замечал. И - скромная труженица, госбюджетница, не наглая там какая-нибудь бизнесвумен. И стихи пишет. Правда, они у неё не всегда, не то чтобы ах, но есть и ничего. Есть и хорошие.
Пришла в голову мысль - а не собрать ли друзей? И пригласить Свету. А почему бы нет?
Девятого числа я всё-таки решил позвонить Ирине, поздравить с днём рождения. Прощальный привет, так сказать. Раз она тяготится моим вниманием, то нечего ей надоедать - у неё там своя жизнь. Я ей так и сказал - мол, знаешь, дорогая! Мне докучать тебе не очень удобно, стесняюсь я. Телефон мой у тебя есть, так что, ежели будет настроение пообщаться, ты уж сама как-нибудь проявись, хорошо?
И помахал ей ручкой. Мысленно.
А в эти же дни случилось ещё одно приятное событие - вышла подборка стихов Терентия в газете "Российский писатель" (наконец-то! обещанного три года ждут).
Это - большая честь. Газета общесоюзная, важная. Подборка на половину газетной страницы, даже чуть больше - целых тринадцать работ.
Я потом заехал в редакцию, взял сорок три штуки газеты (Дорошенко сказал - бери, мол, сколько хочешь). Теперь вот хожу и всем дарю. :)
В прошлое воскресенье Терентий, наконец, собрал своих друзей. Как бы на Старый Новый год, хотя он уже прошёл. Ну и что, что прошёл - всё равно можно отметить. Были Сергей с женой Леной, Лёша с Наташей - гражданской женой, Маша и Юля - однокурсницы. И ещё Игорь-океанолог, друг с первого курса. Женя не смог.
Жаль только, что Света не пришла - передумала, а так всё прошло просто замечательно, очень душевно. Терентий показывал видеозапись прошлогодней встречи курса, потом хором пели песни, а потом ещё Терентий завёл патефон, и всем было интересно. Ну, и ладно, и Бог с ней. Не свет клином сошёлся. Ты, говорит, очень интересный человек, мне с тобою интересно общаться, но. Что но? - говорю. Ничего не отвечает. Ну и ладно - вон их сколько, незамужних.
Я тогда сказал ей буквально следующее: мол, знаешь что, Света. Мне как-то навязываться тебе не очень удобно. Телефон у тебя мой есть, так что ты сама уж проявись, если захочешь пообщаться. Ладно?
Да и стихи у неё, положа руку на сердце, ниже средних. Косы-покосы. "Не мои сплетал ты косы, не мою ласкал ты грудь". Да ведь это просто пошлость. Разве можно сравнить с Ириной! Тем паче с Надеждой прошлогодней! Вот настоящий талант - эта Надежда. Милостью Божией. Кто мог подумать, что она такая хамка окажется. Ну, да ладно. Да даже с падающим существом эту Свету не сравнить - ничего похожего. Существо было куда одарённее - просто день и ночь.
Терентий на подъёме, Терентий снова пишет диссертацию, Терентий обязательно выйдет из этого чёртового заколдованного круга!
Всё будет хорошо. Позавчера была в гостях Зара - из тех. Первый раз с ночёвкой. Зара мне настойчиво намекает, что хотела бы встречаться со мною чаще. Да что там намекает - прямо говорит. Но я не могу слишком часто делать то, что она так любит. Хорошего понемножку, как говорится.
Сегодня провёл консультацию, а в понедельник будет экзамен - вот ещё оно дело с плеч долой.

19:37 

Не та очередь.

Вот и отшумел Новый год, как всегда - с предпраздничной суетой, с радостными хлопотами - успеть поздравить, подарить коробку конфет и тому, и тем-то, и ещё тем-то. В научный отдел, и врачу в поликлинике, и медсестре, запускавшей волшебного краба, и ещё какому-то заказчику - одному из последних. Всё надо успеть напоследок, доделать все дела, пока время не перешло ещё свою последнюю черту и не забили куранты. В телефонной книжке - столько имён, и многим из них звонишь только раз в год - на этот праздник. Или только посылаешь текстовое сообщение - с праздником, мол! Всех благ! И получаешь в ответ: спасибо, Терёша! И тебя тоже! И значит - они живы где-то, давно не виденные подруги из прошлого, которых, пожалуй, и не встретишь больше никогда.
На кафедре был праздник 29-го, и в обсерватории - тоже, 30-го. Я был и там, и там, поскольку и на кафедре вроде бы свой - лекции читаю как будто штатный доцент. Только бесплатно, ну да ладно. Всё равно это были бы копейки. Какой-то новый профессор-океанолог зашёл к нам на праздник и всех угощал необыкновенно вкусным коктейлем. И меня тоже угостил. На кафедре все дружно пили тост за успешную защиту моей докторской диссертации в наступающем году. Дай-то Бог.
В обсерватории тоже всё прошло тепло и душевно, как и всегда. Был Слащёв, сидели с ним рядом. Говорили с ним об истории, о Крещении Руси и о чём-то ещё. Грамотный он человек, надо отдать должное. С кругозором широким. Наверное, он думает обо мне то же самое. Потом я предложил завести патефон - как раньше, при Сайкине. Сходил к себе в комнату, принёс патефон и старые обсерваторские пластинки. Я их бережно храню у себя, а все уже забыли, что они ещё есть. Всем было интересно, я завёл и поставил Бунчикова с его птицами и ещё - Изабеллу Юрьеву. Слащёв сказал, что его мама не так давно отдыхала вместе с Юрьевой в одном санатории. Я ответил ему, что Изабелла Юрьева умерла в январе двухтысячного года, и что ей было сто лет - я это знаю совершенно точно. Значит, это было незадолго до двухтысячного года - согласился Слащёв. Ещё я рассказал про мою воспитательницу в детском саду Наталью Ивановну, которая заявляла нам, что знает всё, а я её тут же спросил, жива или нет Изабелла Юрьева, а она и не знала. Ха-ха!
Ещё Слащёв рассказал забавную историю про Володю Лучкова. Володя работал у нас раньше. Когда я пришёл в девяностом году, он работал. Я его хорошо помню. На практику студенческую ездили с ним вместе. Хороший такой был мужчина, приятный. Весёлый и с большой широкой бородой. Впрочем, я в те годы тоже носил бороду.
Потом Володя почему-то не нашёл себя у нас. Он сделал какой-то необыкновенный прибор, и этот прибор что-то показывал, но никто не мог понять - что именно он показывает. В том числе и сам Володя тоже. Прибор назвали регистратором. Он стал работать, пошли ряды этих непонятных измерений. Сайкин покойный всё уговаривал Володю сходить к физикам и проконсультироваться - что это за величины за такие. Или с нашими пофессорами поговорить. Но Володя как-то вдруг остыл к своему изобретению. Прибор ещё долго работал и выключать его было жалко, потому что - а вдруг это и в самом деле были какие-то сверхценные и интересные данные? Чем чёрт не шутит. Но Володя разобраться не мог. А после он и вовсе стал пропадать. Зайдёшь в его комнату - всё на местах, компьютер включён, разложены какие-то микросхемы и осциллограф работает. Бегают там какие-то кривые на осциллографе, и кажется - Лучков только что отошёл на минуту. Отошёл и сейчас вернётся. А его могло не быть уже пару дней. Несчастный, в сущности, человек. На чём-то он сломался, и что-то мне рассказывал о своей жизни, но что там у него было и как - я уже теперь не помню. Что-то с женой было не в порядке - болела она у него, что ли. Какой-то отец его жил в Армавире, что ли. Не помню, не буду врать. Потом он стал часто пить. Не то чтобы очень, но всё-таки. Потом уволился. Какой-то конфликт у него был с нашим Сайкиным. Потом он как-то зашёл через несколько лет и рассказывал, что никак не может устроиться, всё работу ищет. А потом к Сайкину однажды пришёл древний плачущий старик и сказал, что он - и есть тот самый Володил отец из Армавира, и что сын его позавчера умер, выпив по ошибке метиловый спирт. Пришёл домой, ничего не сказал, сразу свалился спать, а утром не проснулся. Вот и всё.
Ну, так вот. Слащёв рассказал со слов Володи, как тот однажды встал не в ту очередь. Оказывается, Володя был завзятым театралом. Тянулся к культуре, к искусству, как и многие приезжие. Всегда стремился следить за новыми постановками. И вот, шёл Володя как-то по Солянке и увидел длинную очередь. Он почему-то решил, что это - очередь за билетами в театр и встал в неё вместе с другими. Стоял-стоял, и тут идут из головы переписчики со списками. Спрашивают фамилии и номера дают.
- А Ваша фамилия какая? - спрашивают его.
- Лучков! - отвечает Володя.
- Как:?! И Вы - тоже?!
- Да, отвечает Володя. И я тоже!
Ну вот, записали его и пошли дальше. А он стоял себе, стоял и, наконец, спросил окружающих - мол, билеты-то скоро дадут?
"Молодой человек!" - вдруг оборачивется к Володе какой-то старый еврей - "Я уже пять лет здесь стою, а билетов всё нет и нет!"
И тут Володя вдруг понимает, что очередь ведёт в синагогу, и что это - очередь на эмиграцию в Израиль. Ха-ха! Вот такой с ним случай забавный приключился.
.................
Дома тоже было всё как обычно. Обычно мои дела в последний день года - это навести лоск во всей квартире, начисто вымыть все полы, отодвинув от стен всё что можно - и диваны, и столы, и собрать там все клочья пыли до единого. А потом - пропылесосить и нарядить ёлку. Но в этот раз мама сама вымыла пол тридцатого, когда я был на работе. Но я всё-таки пропылесосил, как и обычно, несмотря на больную руку. Ведёшь-ведёшь с усилием этот шланг с насадкой, а на поверхности дивана растут и растут крупные тёмные кружочки - это пот капает со лба. Пылесос старый, ещё с Калужской - до моего рождения. Работает он только с трансформатором, поскольку рассчитан на 127 вольт вместо 220. А потом я ещё поставил и нарядил ёлку, хотя мама горячо уговаривала меня с ёлкой не связываться и спокойно смотреть телевизор. И вот - мы с моими любимыми родителями снова сидим троём за праздничным столом. Снова как всегда трое, как всю жизнь, не считая тех нескольких лет, когда вдруг появилась бабушка после дядиной смерти и нас ненадолго стало четверо. А потом снова осталось трое. Бьют куранты, и мы радостно чокаемся, поднимаем тосты друг за друга и едим всегдашний салат Оливье. Папа стареет. Это уже очень видно - стареет. Мама ещё ничего, как всегда. Папа снова говорит, уже четвёртый раз подряд за вечер, что у меня две главные задачи: срочно жениться и срочно защитить диссертацию. И что он пьёт за эти две мои задачи. Бедный папа - я его расстраиваю. Он с такой надеждой всё ждёт и не может понять, в чём дело - почему они мне не по силам, такие простые задачи.
Потом, после курантов, я вышел из дома и проехал на Арбатскую - одно из любимых мест. Было непривычно мало народу - там-сям отдельные группки. И как-то тихо, мало этих петард. Я-то ждал, что попаду сразу в огромную ликующую толпу, и она меня понесёт и потащит за собой как река щепку, а ничего подобного. Пусто и темно. Походил я походил минут сорок-пятьдесят, и назад. Метро было до двух, и я ровно в два часа в него вошёл. Хотя готовился гулять до утра.
Посмотрел, наконец, по телевизору новое продолжение фильма "Ирония судьбы". Оно мне активно не понравилось. Тот фильм был добрый, а этот злой. Тогда Мягков - то бишь, Женя Лукашин - никаких подлостей не делал. Он действительно случайно попал в Ленинград - случайно ошибся, непредумышленно. А этот новый притворяется пьяным, и слесаря подговорил дверь открыть, и звонил из ванной, прикинувшись соседкой. Да ведь это просто подлость! Так мне вдруг стало жалко этого несчастного дельца с мобильником у рта. Нехороший фильм.
Завтра придут гости - мамины двоюродные сёстры: Аллочка, Любочка с маленьким Женечкой (впрочем, он уже не такой маленький, как раньше) и тётя Инна. Очень давно у нас не было гостей. Несколько лет уже не было. Юбилеи родителей в восьмом году оба прошли без гостей - мама тогда очень тяжело болела. И вот, наконец, пригласили. Стоит нарядная ёлка со старинными целлулоидными и бумажными игрушками. Пляшущая слониха, избушка-на-курьих-ножках, заяц в капусте, лягушка на улитке, другая лягушка с газетой в лапках. Это всё - игрушки то ли сороковых годов, из маминого детства, то ли ещё из тридцатых - из детства моего покойного дяди. Завтра будут гости.
Я - второй день подряд на работе. Только первого числа отсыпался и ничего не делал. Не знаю кто там отдыхает, а мне некогда отдыхать. Надо шестую главу диссертации заканчивать, и ещё - отчёт по гранту писать, и ещё - программу составлять по загрязнению для экологов. Завтра только на работу не приеду.

18:37 

Снова про академика Николаева.

Слава Богу! Кажется, стало, наконец, немного лучше. В ночь на субботу впервые спал, не просыпаясь от боли. Правда, в воскресенье снова. Но потом два дня подряд - вчера и сегодня - опять спал без боли. И даже на левом боку - впервые за долгое время. А то на прошлой неделе я уже начал было становиться наркоманом, потому что жил каждый день от одного обезболивающего укола до другого. Но в пятницу пересили себя и укол делать не пошёл. В субботу - тоже. Правда, в воскресенье пришлось опять, но последние два дня - снова без уколов. Ура! Могучий молодой организм победил недуг.
..................
Мамина сотрудница, дочь академика Николаева (я про него уже писал здесь раньше), спросила маму - дескать, как твой Терентий? Мама рассказала ей про меня, а та ответила - мол, у папы тоже такое было, то же самое. Он целый год мучился, а потом всё прошло!
Я как-то вздрогнул и поёжился - неужели целый год ещё ждать? А потом вспомнил, что разница в возрасте у меня с этим Николаевым - огромная, между нами просто пропасть. Поэтому нечего на него смотреть, на этого академика - я молод, и у меня всё пройдёт гораздо быстрее. :)
У этого Николаева, выдающегося советского математика и академика, через несколько месяцев должен наступить довольно странный и необычный юбилей. Если только он доживёт до апреля. Дело в том, что Николаев родился в пятом году. Он мне годится в деды и даже в прадеды. Да, он по возрасту вполне бы мог быть прадедом Терентия - правда, молодым. Как это странно - что до сих пор есть ещё такие люди, настолько старше меня. В январе наш венценосный знаменитый ректор собрал на праздник академиков, и мы - наш хор - пели там что-то, а потом участвовали в банкете вместе со всеми академиками. И вот, ректор дал слово Николаеву: дескать, Сергей Михайлович - учитель нас всех! Наш самый старший учитель!
Николаев поднялся с рюмкой в руке - очень бодрый, живой мужик. Кряжистый такой, крепкий. Никак не дашь ему больше семидесяти. Чуть седой - и не более того. Никогда не подумешь сколько ему лет, если не знать. На своих ногах, в ясном уме и здравой памяти. Единственное, в чём сказывается его заоблачный возраст - велеречивость. Говорил он свой тост минут пятнадцать, наверное - никак остановиться не мог. Все застыли с рюмками в руках, весь зал, все терпеливо ждут, а Николаев всё говорит и говорит, говорит и говорит. А прерывать его, конечно, было неудобно - не мальчик ведь..

17:46 

Всё, что я написал тут вчера - совершеннейшая чушь и вздор! Это просто настроение было такое. Всё в порядке, всё просто отлично. Я сегодня ездил в одну дружественную организацию в ближнее Подмосковье. Терентия все знают, Терентия все ценят, на Терентия ссылаются, Терентия приглашают на конференции. Терентий - уважаемый человек! У Терентия уже сто семь научных публикаций. Вместе с плевочками мелкими, конечно, но даже статей крупных - штук семьдесят или восемьдесят. Это ни хухры-мухры! И ещё, помимо этого, у Терентия - уже семнадцать литературных публикаций.
Терентий живёт как надо, Терентий на своём месте, Терентий многого добился, Терентий сделал кое-что и даже многое в своей специальности, Терентий - молодец! :)
И плевать я хотел на всё остальное. Нет так нет. И не надо. Любимая работа -это главное счастье в жизни!

17:16 

Новый Год - через несколько дней. Остались ещё дела - завтра надо поехать в Долгопрудный за отзывами на мою учебную программу. Позавчера отправил по элетронной почте текст статьи в Большую российскую энциклопедию - про наши приборы. Теперь в энциклопедии будет моя статья. Слащёв второй раз дал мне денежную премию, и я его благодарил. Удивительно - как меняется жизнь. Теперь я уже совершенно уверен, что он не будет валить меня на защите - наоборот, торопит. Что это с ним было тогда, почему это он ко мне так плохо относился столько лет? Бог знает. Может быть, покойный Сайкин про меня что-нибудь ему наговорил. Странный он был человек, этот Сайкин.
В пятницу попросил районного невролога закрыть мне больничный - всё равно ведь праздники впереди. И всё равно надо работать. Слишком много дел.
Дай-то Бог, чтобы в наступающем году жизнь моя изменилась. Дай Бог, чтобы открылся, наконец, какой-то новый этап. Сколько можно - двадцать лет уже чувствовать себя совершенным изгоем в этом новом и не понятном мне обществе. Я один остался в прошлом, все ушли вперёд. Статьи, статьи, одни статьи с докладами и лекциями. Никто не ценит. Хватит. Надо, надо меняться - лучше поздно, чем никогда. Остаться, может быть, на полставки. Да и много ли тут среди читателей работников науки? Была одна, какая-то биолог из Сибири, и та ушла в таможенную службу. Надо что-то менять в жизни, потому что - полная беспросветность и никаких надежд, но - на что менять? И куда податься?

19:46 

Негр, которому повезло.

Вот что врезалось сегодня в память из потока каждодневных новостей. Это интересно и очень поучительно. В Америке только что освободили из заключения негра 54 лет от роду. Он просидел в тюрьме последние тридцать пять лет за похищение и изнасилование девятилетнего мальчика. Мальчик уверенно опознал по фотографии этого негра, которому тогда было лишь девятнадцать лет. Ткнул пальцем, и дело с концом. Негра приговорили к пожизненному заключению (хорошо ещё, что не казнили! Повезло негру). Так вот - только что провели экспертизу ДНК и выяснили, что негр этот тогда был ни при чём. Не виноват! Оказывается, ещё в 2001 году эта экспертиза на ДНК была введена в США официально, и негр с тех самых пор добивался её проведения, но ему неизменно отказывали. И лишь теперь, спустя восемь лет, эту самую экспертизу, наконец, провели. И выпустили его на свободу. Тридцать пять лет! С фотографии в Интернете глядит счастливый улыбающийся старик с белыми как лунь волосами. Целая жизнь прошла в тюрьме просто потому, что какой-то ребёнок показал пальцем на его фотографию. И то сказать - повезло негру. Добился-таки справедливости.
Я действительно искренно не могу понять дураков, ратующих за восстановление смертной казни. Что ими движет? Что там у них в их тёмных головных извилинах происходит? Почему они так уверены, что судебная ошибка не коснётся лично их? И на чём, собственно, эта уверенность основана? Можно понять толпы трудящихся, выходивших на демонстрации в приснопамятном тридцать седьмом году и требовавших расстрелять бешеных псов - вчерашних героев Революции и Гражданской войны, командармов и маршалов. Ими двигал страх, этими демонстрантами. Потому что - поди промолчи тогда, поди не выйди вместе со всеми. Солженицын это описывал.
Но что движет радетелями смертной казни сегодня? Откройте глаза, хочется им сказать. Один модный писатель распаляется по радио каждое воскресенье со своими призывами немедлено вернуть высшую меру наказания. О чём бы ни спрашивали его радиослушатели в своих вопросах в прямом эфире, он неизменно переводит разговор на восстановление смертной казни - садится, так сказать, на любимого конька. В своей истеричной манере писатель договаривется до того, что призывает чуть ли не сжигать преступников живьём, варить их в котлах и т.п. Слушать этого морального урода невыносимо мерзко.

18:32 

С Новым годом!

Всех моих читателей - и постоянных, и случайно зашедших - поздравляю с грядущим Новым годом! Желаю всех благ и всего самого хорошего! С праздником, товарищи! Ура! :) :hi: :tort: :beer: :yolka2: :xmangel: :xmbell: :new4:

18:28 

Самый короткий день.

Сегодня - самый короткий день в году. Самая короткая тень и самое низкое Солнце - впрочем, его всё равно нет, не видно. Ровно полгода после дня рождения. И ещё - день Ангела моей любимой покойной бабушки. До двадцати шести моих лет мы были с нею вместе. Вместе шли по жизни, и наши праздничные дни сменяли друг друга ровно через каждые полгода. Впрочем, я уже писал об этом раньше.
Я обо всём здесь уже написал. Если дальше продолжать дневник, то начнутся просто повторы.
........................
Мама думает, что эта болезнь - из-за сумки на плече. Я всегда ношу портфель на правом боку с помочью, перекинутой через левое плечо - накрест через торс. Родители меня всю жизнь увещевали, что это нехорошо и немодно, и даже смешно выглядит со стороны, и что надо носить на том плече, где портфель. Но тогда он у меня спадает, съезжает с плеча. Пробовал много раз и так и эдак - съезжает. Невольно начинаешь ходить скособоченный, приподнимая плечо с помочью. Чёрт знает почему у других не съезжает, а у меня съезжает. Плечи, что ли, круглые. Сынок! Носи как все! Что ты как почтальон ходишь! Нет, не только я один. Аллочка, моя тётя, тоже ходит с сумкой точно так же, как и я.
Ну, так вот - дескать, это от многолетней нагрузки на плечо какие-то позвонки сместились, что ли. Впрочем, это никому неинтересно читать. Я просто болтаю тут что ни попадя, всякую чушь.
.................
Опять сломался мой прибор. Чёрт бы его побрал. Висит на мне как гири на ногах. Ни договоров никаких не удалось найти, ни заказчиков этих данных, ничего. Терентий с тупым и угрюмым упрямством продолжает эти наблюдения, потому что - как же бросить? Столько лет добивался, и вот - дали, пошли навстречу! Но всё оказалось не так, не совсем то и даже совсем не то, что планировалось, потому что - это жизнь, а жизнь невозможно предсказать и предвидеть заранее. А если вдруг взять и всё бросить - это что же получится? Терентий окажется эдаким капризным ребёнком, который клянчил новую дорогую игрушку, просил, добивался, а теперь она ему надоела и он её бросил? Можно ещё многое, конечно, сделать. И в первую очередь - маршрутные эксперименты, благо установка на колёсах. Но - нет людей, и нет сил. И денег на это тоже нет. Деньги будут, если выиграет моя заявка на грант. Но всё равно время, огромное время придётся потратить - это же всё окажется в конечном итоге на мне одном. Надо быстрее закончить и защититься до новых экспериментов, не то снова всё оттянется. Это же нескончаемый процесс, убегает как линия горизонта. А надо ли вообще проводить новые эксперименты? И что делать со своей жизнью дальше? После защиты - сразу книги. Сдавать в печать. И учебное пособие тоже издать. А потом что?
Кажется, никто моей работы не ценит. В четверг - последняя лекция. В этом году всё удалось прочесть, всё до конца - ни одного четверга не пропало. Впрочем, это тоже неинтересно.

21:04 

Мать и сын.

Вот что, наверное, интересно. Совсем недавно, этой осенью, скончалась вдова академика - великого советского математика, одного из крупнейших наших учёных. Её дочь работает на одной кафедре вместе с моей мамой. А другая его дочь когда-то читала Терентию и его однокурсникам курс лекций по урматфизу. Ну, так вот. У академика этого с женой было очень много детей - то ли семеро, то ли восьмеро. Самого-то его давно уже нет на свете - ещё бы! Поди доживи до таких лет. Он же был ещё старше своей жены.
Ну, так вот. Последний сынок у них родился, когда жене было уже сорок семь. Родился не такой, как все. Что вполне естественно с учётом возраста матери. Всегда надо вовремя остановиться, но кто же знал? И вот, академик с женой весь остаток дней посвятили своему любимому несчастному ребёнку, последышу. Младшему.
По всей видимости, это был очень добрый и ласковый человечек. Мать любила его без памяти. Каждый день до самого конца она ходила гулять вместе со своим сыночком, потому что - ему был нужен свежий воздух. В последние годы мать с младшим сыном жила у одной из своих дочерей. Рядом, разумеется, сновала целая толпа старших детей (уже стариков), внуков и правнуков. А может быть, и праправнуков. Но нужна она была больше всех своему младшему ребёнку. Потому что такие люди живут только до тех пор, пока живы их родители. Этой осенью они слегли оба, в разных комнатах - мать и сын. Потом сын тихо угас. Врачи удивлялись - да это же просто уникум! С такой болезнью прожить целых пятьдесят два года! Так долго такие люди не живут. Но - такова была сила материнской любви. Конечно, не только материнской, но и отцовской тоже, просто сам академик умер уже очень давно, и оставалась только мать. Конечно, и сестра тоже - это она ухаживала в последние годы за ними обоими. Умер сынок, а спустя всего неделю вслед за ним ушла и мать, вдова академика. Через несколько месяцев ей должно было исполниться сто. И она бы, конечно, дожила, но - пропал смысл жить. Потому что по-настоящему она была нужна только своему младшему сыну.
Кто тут прозаик? Берите сюжет! Хотя - что об этом можно ещё сказать после Татьяны Толстой? В её рассказе "Ночь" всё уже об этом сказано.

20:18 

Волшебный краб.

Наконец-то добрался до работы - впервые за очень много дней. Ехал сейчас в любимом автобусе от дома (родителей) до своей работы неимоверно долго - один час сорок три минуты! Это, по-моему, рекорд - не помню, чтобы когда-нибудь ехал дольше. Город намертво стоит в пробках на всех улицах.
Да, остановка неожиданная. С ночи на седьмое декабря, вторая неделя уже заканчивается. Левая рука болит всё время, днём и ночью. И мешает спать. Сплю урывками - в среднем часа четыре в сутки. И не сказать, чтобы боль была сильная, нет. Но она постоянная, вот в чём штука. редкая гадость. Даже не думал, что такое может со мною случиться. А я-то обрадовался - только начал, наконец, быстро писать - и на тебе.
Только на лекции по четвергам приезжаю, связав себя в узел и выпив анальгин. Потому что без меня же никто другой студентам мои лекции не прочтёт, надо же семестр заканчивать.
Причина неясная - так невролог записала в моей карте. Какое же всё-таки это счастье ходить в поликлинику рядом с домом! Сто сорок шагов от нашего седьмого подъезда до входа в поликлинику. Это значит - сто метров. Ближе - только восьмой подъезд.
А до травмопункта с торцевой стороны поликлиники - ещё ближе, всего восемьдесят метров. Это - настоящая удача! Ломайся, падай сколько хочешь.
Вы, может быть, ударили свою руку? Это невролог меня спрашивает. Нет, не ударял. И не падал. И вообще ничего не было. Рассмешил меня врач, который делал ЭКГ. Он спросил: А Вы СЕГОДНЯ водку пили? Как объяснить человеку, что я вообще водку не пью! Ни сегодня, ни вчера, ни полгода назад. Почему-то считается, что раз русский мужчина - то обязательно пьёт водку. А вот и нет. Хотя на балу тогда я, действительно, немного выпил водки с соком. Но это крайне редко со мною бывает.
Всяких таблеток напрописывали, инъекций, мазей, втираний, но ничего не берёт. А потом ещё физиотерапевт назначила мне электролечение. Вот это здорово! Низкочастотная терапия. Кладут на плечи какие-то подушечки с проводками, и начинается музыка: по морям по волнам! Нынче здесь - завтра там! Лежу на животе на кушетке, а мышцы на спине ходят волнами. Что за чудо! Целый букет новых ощущений.
- Так хватит? - спрашивает медсестра.
- Ещё, ещё, доктор! - прошу я её.
Медсестра с сомнением поворачивает какую-то ручку на своём ящичке.
- А Вам не слишком сильно? - говорит она. А то сводить начнёт!
- Да нет, что Вы! Это просто замечательно! Сильнее давайте!
Ну, что ей стоит повернуть свою ручку до отказа вправо? Ведь совершенно ясно, что чем сильнее - тем лучше, тем скорее поможет. Волны ходят всё сильнее и сильнее, девятым валом. Сразу чувствуешь, что - вот оно, то что надо. Если поможет, то только это. А потом, минут через десять, медсестра подходит и щёлкает каким-то тумблером. Начинается второй режим: на плечи словно садится огромный краб и начинает скрести, скрести своими клешнями, зарываться ими внутрь моего мяса. Господи, как же здорово! Эти мои многочисленные знакомые - любительницы острых ощущений - наверняка даже не знают, как это замечательно! Прошу сделать ещё сильнее. Ручка на аппарате идёт вправо, и невидимый краб вырастает в размерах и прибавляет в силе. Скребёт, мнёт меня своими конечностями.
Да, вот так прошли последние две недели. Засыпаешь под утро, потому что руку некуда деть - болит и болит. Вчера перед лекцией спал всего два часа. И даже волшебный краб тоже пока не помог.
Конечно, нельзя работать всё время, летом и зимой без выходных. Грешным делом Терентий подумывал иногда - а не заболеть ли? Не предаться ли блаженному законному отдыху? Так, чтобы удачно по времени вышло - чтобы не наложилось ни с какими конференциями или симпозиумами по работе. Но, разумеется, мечтая немного поболеть, Терентий думал лишь о каком-нибудь банальном насморке. С небольшой температурой. Этого ли он хотел? Нет, так болеть Терентий не собирался! Вот ведь гадость какая привязалсь - ноет и ноет эта рука сутками напролёт.

19:16 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
18:41 

А пальто дадут?

Вот ещё что я хотел тут написать. Этим летом я как-то заехал после работы отдохнуть в Тропарёво - я там иногда купаюсь, когда погода хорошая. К одиночеству своему уже привык, и оно меня ничуть не тяготит. А тут разговорился со мной какой-то мужичок средних лет, значительно старше меня. Шёл со мною к остановке автобуса и разговорился - не остановишь. Стал делиться воспоминаниями о своём детстве - родом он с Тамбовщины, что ли. Из деревни. Рассказывал про сельскую жизнь, как нелегка она была после войны, да и потом тоже. Обычное пальто, к примеру, было на селе роскошью - трудно достать, да и дорого. И вот, в шестьдесят первом году объявили им, что через двадцать лет в стране будет построен коммунизм. А он тогда школьником был, совсем ещё маленьким. И вот, учительница торжественно провозгласила на каком-то уроке или на торжественной линейке, что через двадцать лет - уже коммунизм: "Мы-то и сами ещё доживём, увидим, а уж о вас-то, мелкота, и говорить нечего! Вы-то и подавно увидите, даже вопроса нет! Всё тогда будет бесплатно - бери не хочу!".
У ребят тогдашних захватило дух, воображение разыгралось. И тут один из школьников робко так спросил учительницу - вполголоса, тихо: "А пальто дадут?".
"Дадут, дадут! И пальто тоже дадут!" - заверила она его.
Вот так вот, врезалось человеку в память это радостное ожидание на всю жизнь вперёд.
Очень он Хрущёва ругал, этот разговорчивый прохожий, прямо костерил его на чём свет стоит. Я уже привык за жизнь, что все кругом Хрущёва ругают, в особенности крестьяне. Странная и не совсем понятная личность, которую я по возрасту своему не застал и сам не помню. Когда я был ребёнком, позже - отроком, о Хрущёве нигде и ничего не писали, ни в каких школьных учебниках - будто его и не было вовсе. Даже увидеть его на фотографии можно было только в очень старых газетах выпуска до шестьдесят пятого года, если у кого случайно сохранились. Впрочем, о Сталине в учебниках тоже почти ничего не писали - очень скупо, по необходимости: дескать, главнокомандующий во время войны и т.д. И ещё - во всех советских учебниках по истории был обязательный, но довольно короткий абзац про грубые нарушения социалистической законности, которые имели место - необоснованные репрессии советских граждан или что-то в этом роде, точно не помню. А так всюду - только Ленин и Брежнев, на всех портретах, словно между ними по времени никого и не было больше. Единственный из взрослых, кто горячо защищал Хрущёва, был мой тогда ещё молодой отец, а все прочие взрослые всегда с ним спорили. Отец - член партии призыва достопамятного Двадцатого съезда. Я всегда пытался себе представить, вообразить воочию - как это происходило, тот самый знаменитый доклад длиною в четыре часа о развенчании культа личности? Говорят, тишина в зале стояла гробовая. По воспоминаниям очевидцев. Удар поддых со всего размаху всей стране - шок, онемение. И потом - зачитывание во всех партийных и во всех комсомольских организациях, кроме только школ. Во всех коллективах огромной и необъятной страны. И почти сразу же - десятки и сотни тысяч людей, возвращающихся из мест заключения, массовая реабилитация, возвращение целых миллионов из числа депортированных народов, восстановление уничтоженных автономных республик.
Никогда не мог я понять до конца массового людского настроения. Ну, конечно, это плохо, что яблони порубили, что скотину зарезали, но сколько же можно об одном и том же? Опять и опять - всё про эти несчастные яблони и про каких-то зарезанных телят. Бессчётное число раз. Как будто и не было этих сотен тысяч и миллионов - освобождённых, реабилитированных, возвращённых обратно. Да неужели же эти пресловутые яблони важнее всего и всё перевешивают? Глаза застили?
А дома? Сказочные дворцы в пять этажей со всеми мыслимыми удобствами! Выросшие вдруг сразу, словно по мановению ока - по всей стране, во всх городах! Центральное отопление, ванна с туалетом, балконы, вода грячая! Бесплатно - и это после постылых бараков. Ни тебе бани теперь по субботам - ещё дойди и очередь выстои, ни рубки дров - ничего не надо! Живи да радуйся. А космос! А пятидневная неделя! А паспорта крестьянам - нате, езжайте куда только душа пожелает, свободные советские люди! По существу - повторная отмена крепостного права. И вот эти самые крестьяне плюются и плюются на Хрущёва до сих пор. Позор, дескать, страны - башмаком стучал. Этот башмак крестьян наших, кажется, больше всего и расстраивает. А нападение на Финляндию и изгнание из Лиги наций, выходит, не позор. А расстрел военнопленных в Катыни - тысяч и тысяч - тоже, значит, не позор. Подумаешь, башмаком стукнул. Никого не убил, слава Богу! Короче говоря, массовое неприятие Хрущёва обществом всегда для меня оставалось загадкой. Судить, конечно, не могу - я тогда не жил.
..................
Вот что я помню сам. В моём детстве на лобовых стёклах многих грузовиков красовались фотографии грозного генералиссимуса. Вопреки официальной идеологии. Почему именно там, на грузовиках? Не знаю, но так было. И кто-то рассказывал про разговор с одним из этих самых водителей-дальнобойщиков - мол, порядка нет! Был Хозяин - был порядок! А теперь, дескать, Хозяина нет и порядка тоже нет!
И ещё по вагонам поездов дальнего следования часто ходили какие-то люди - почему-то немые - и раздавали пассажирам фотографии Сталина.
Я никак не мог понять - как это порядка нет в родной Советской стране? И почему это нет хозяина? А наш Леонид Ильич - разве не хозяин?! И вот, когда отец купил свою первую машину, я решился на свой маленький и первый протест. Я тогда был даже не подростком ещё, а только отроком. Из какой-то старой книги, найденной на свалке, когда я вместе со всем школьным классом собирал макулатуру, я вырезал фотографию Хрущёва и приклеил её к лобовому стеклу нашей первой шестёрки. Тайком от отца. Потому что копировальных аппаратов тогда ещё не было - в широком доступе, во всяком случае. Отец по своей рассеянности не сразу заметил, а потом долго недоумевал - отчего это прохожие на улице так удивлённо и пристально глядят на него за рулём и на его новую машину? Задерживаются глазами недоумённо, провожают взглядом, оглядываются? :) Никак он не мог понять, в чём тут дело, пока не разглядел Хрущёва на лобовом стекле. Вот такой у меня был детский протест против этих сталинистов в грузовиках. Едва ли ещё хоть одна машина в Москве ездила с портретом Хрущёва. :)

12:43 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
17:00 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:12 

Любимая машина.

В понедельник (вернее, уже во вторник), спустя десять минут после завершения отчёта, случилось ещё одно событие в жизни Терентия: он впервые сел за руль зимой! Потому что сейчас в Москве стоит самая настоящая зима, но снега нет и необыкновенно тепло - позавчера было плюс восемь с половиной. На крыльцо на работе можно выходить курить в одном лёгком джемпере - не холодно.
В тот день, в среду, рухнул старинный рекорд девятнадцатого века - 1898 года, продержавшийся целых сто одиннадцать лет.
Надо ли говорить, что Терентий ещё на позапрошлой неделе снова выкатил машину из гаража и опять ездит. Так тепло было и в декабре шестого года, три года назад: снег лёг лишь двадцатого января. Но Терентий поторопился тогда осенью законсервировать машину, сделав всё по правилам, по старым книжкам - и горячее масло залил, и ручкой провернул пятнадцать раз. А потом преждевременный снег бесследно сошёл, и Терентий как дурачок проходил пешком целых ползимы, хотя мог бы ещё ездить и ездить.
Теперь Терентий, наученный опытом, просто ставит машину в гараж с оглядкой - а не сойдёт ли очередной снег снова? И консервировать её уже не спешит.
Моя милая старая лошадка.
На днях какой-то сосед по дому утром, проходя мимо машины, спросил Терентия: "Ещё на ходу? Ну надо же!". :)
В августе Терентий в очередной раз прошёл техосмотр - ежегодный ритуал маленького мазохизма. И прошёл с первого раза! На выходе ему дали листок со множеством цифр, всяких там показаний, и в конце машинной распечатки - заветные слова: "замечаний нет" ! Это редко бывает - с первого раза. Почти никогда. Обычно обязательно что-нибудь отыщут, какую-нибудь мелочь, к чему-нибудь да придерутся. А тут - сразу без замечаний! Конечно, Терентий готовился заранее, съездил в техцентр - проверить, подрегулировать, пёрышки начистить. Попросил знакомого корбюраторщика Николая прочистить форсунки стеклоомывателя. А Николай взял и поставил новые - такой формы необычной, плоские. Поставил и смотрит на Терентия и ждёт, что Терентий обрадуется. Терентий тут слегка замялся - мол, Николай! Спасибо, конечно, большое, но можно всё-таки старые? Николай не понял и искренно удивился: "Зачем старые? Ведь эти же КРУЧЕ!" - робко спросил он Терентия.
Даже неловко сделалось перед этим Николаем. Ну, как ему объяснить, что форсунки эти - мелочь, в сущности, копеечная - должны быть точно такими, как были раньше? Полукруглыми? Ничего не должно меняться в любимой машине - иначе это уже будет не то! Не то, что должно быть, что задумано было по тогдашнему стандарту! Терентий тогда не поленился, сам пошёл в магазин автозапчастей и нашёл всё-таки форсунки старой формы - полукруглые. А старые аккуратно убрал в бардачок - ещё пригодятся, быть может. Пусть лежат. Вот ещё досада - часы на панели отказали. Шли себе, шли столько лет, и вдруг - на тебе! Не идут. Николай посмотрел так и сяк и говорит: часам - каюк! Нужны новые.
Но где же теперь найти ТАКИЕ новые? Чтобы по ободку циферблата сияла гордая надпись: "Сделано в СССР"? Терентий понёс их в знакомую будочку у метро - часовщику-армянину. Нет, ответил тот, машинные часы мы не чиним! Терентий кстати по случаю ещё поинтересовался заодно, привёз ли уже армянин из Минска мембрану для часов "Электроника-5" или ещё нет? Нет, ответил армянин - пока не ездил.
Ещё была канитель с брызговиками - оба были потеряны и не просто сами, но вместе с креплениями. Эти крепления - какие-то скобы - нигде нельзя было найти. Терентий два раза ездил в Южный Порт и шнырял по всему рынку, выспрашивая эти скобы у всех продавцов. Как когда-то шины МИ-16. Наконец, нашёл, но с большим трудом. Потому что без этих брызговиков техосмотр точно не пройдёшь. Так что работы было прилично. Накануне техосмотра Терентий принялся наводить лоск. Помыл машину на хорошей мойке, а потом долго полировал её, натирая специальной полиролью. Этих полиролей у Терентия уже три - обычная чёрная для кузова, специальная для металлических поверхностей и ещё особая - тонкодисперсная, абразитовая. Это - специально для старых покрытий, чтобы их восстановить в полном блеске. Сначала надо этой тонкодисперсной, а потом уже - обычной. Родители с некоторой тревогой глядят на Терентия и на его болезненную привязанность к машине, усиливающуюся со временем. Глядят, н сделать ничего не могут. :)
Если Терентий купит себе в обозримом будущем новую модную иномарку, то со старой машиной всё равно не расстанется. Пусть потом стоит себе в гараже лошадка, отдыхает. И не портится. Потому что новую машину будет не жалко, а старую - жалко.
После техосмотра Терентий на своей блестящей и сверкающей машине поехал по проспекту и свернул на Ленинский. Тут его вдруг гаишник остановил, жезлом машет - мол, тормози. Терентий немного удивился - с чего это вдруг? Вроде еду аккуратно, правил никогда не нарушаю! Вон - и габариты горят, и ремень пристёгнут - всё как надо. Гаишник подошёл, отдал честь, бегло взглянул на протянутые документы и вдруг спросил: "А что краска-то - своя родная или нет?". "Своя, не перекрашивал пока" - ответил Терентий. "Ну, надо же! Ладно, езжай дальше!" - только и сказал гаишник. Оказывается, он и остановил-то Терентия лишь из любопытства - как это машина блестит, а номер старый. :)
На светофорах слева, навстречу Терентию, часто высовываются головы других водителей с неизменным вопросом: какого года? И с неизменным предложением - продай!
Моя милая дорогая лошадка! Никому я тебя не продам. Даже за миллион. Ну, может быть, за миллион долларов я бы ещё подумал бы, поколебался бы, а уж за миллион рублей - точно нет.
На автозаправке недавно рабочий меня тоже вдруг спросил - какого года? Наверное, девяностого - девяносто первого? А как Вы догадались? - спрашиваю. А он мне целую лекцию прочёл - мол, в девяносто втором шестая модель выпускалась без молдингов - тогда не было на ВАЗе комплектующих из-за развала Союза, а потом, в девяносто третьем, убрали эту полочку между бампером и багажником. Про полочку я и сам знал. Но ведь раньше-то полочка тоже была? До девяностого года? - спрашиваю. Оказывается, была, но другая, немного другой формы - ну надо же! Вот это спец! Такие детали знает. И тоже мне - продай, говорит. Нет, отвечаю, извини, не продаётся! А ты продай, говорит, а себе новую купишь! За горло прямо меня взял. :)
А месяц назад примерно, уже на другой заправке, стоял я со шлангом, а тут парень из машины вышел и к кассе мимо меня идёт.
- Эй! Твоя какого года? - говорит.
- Сделано в СССР - отвечаю. Девяносто первого.
- Ну, ты даёшь! - изумился парень. Как новая! Ну, ты молодец, мужик! Вот что значит хороший уход!
Расхвалил он меня. Тут смотрю я - а у него точно такая же машина, и тоже чёрная. Только сделана, конечно, позже.
Рабочие на автомойке недавно, какие-то узбеки, стали мне говорить: "Новая машина!"
Какая же новая, отвечаю - вон номер старый. "Как новая!" - они говорят. А один пригляделся и спрашивает: "А куда правое зеркало пропало? Зачем снял?"
"Да не снимал я его! Не было его никогда и быть не должно!" - отвечаю.
Узбек посмотрел на меня удивлённо. Не поверил..

16:28 

Кому интересно посмотреть на Терентия - сегодня в 22 ч Терентий будет выступать в выпуске новостей телеканала "Звезда". В самом конце выпуска, где-то ближе к половине одиннадцатого. Что неудивительно с учётом профессии Терентия. :) Приезжали сейчас телевизионщики и снимали. Говорил я перед камерой минут пять, а какая доля сказанного пойдёт в эфир после редакторских ножниц - неизвестно. :)
Хороший этот канал "Звезда", люблю я его - такие хорошие советские фильмы они показывают, молодцы.

19:38 

Ура! Вчера был закончен годовой отчёт! На самом деле, почти сегодня. Отчёт надо было сдать ДО первого декабря, и Терентий отправил его по электронной почте заместительнице завкафа по научной работе в двадцать три пятьдесят пять. То есть - без пяти минут полночь. И приписку написал - мол, обратите внимание, уважаемая Марьванна! Сейчас на часах - ещё осень, так что я вовремя! :)
А затем уже с чистой совестью поехал с работы домой. Терентий пообещал сам себе, что не уйдёт с работы, пока не закончит отчёт. Там на самом деле ничего сложного нет, но это всё очень муторно - разные параграфы, подпараграфы, формы для заполнения: что сделано основного по науке, какие главные научные результаты за год, сколько статей вышло и где, какие доклады и где, на каких конференциях, какие проекты и пр. На восемь страниц набралось. Публикаций в этому году - тринадцать! Это очень хорошо. Правда, крупных статей в рецензируемых журналах только три, но и это тоже много. Ещё много маленьких статеек в сборниках, но Терентий работал с ними так тщательно, как будто с большими.
Терентий никогда не опаздывает с годовым отчётом! Он всегда сдаёт его в срок. Правда, на пределе, без запаса во времени.

16:23 

Не знаю кто там и что говорит, а вот мне он нравится. Сам не знаю почему. Хороший такой, приятный мужичок. Видно, что порядочный, доброжелательный. Многие над ним почему-то смеются. А человек он, судя по всему, очень хороший. Старается как может. По всему видать, что старается.
Против смертной казни выступает, молодец.
Ну, не всё у него получается, конечно. Да и мудрено ли - столько дров до него наломано. Поди попробуй в одночасье всё исправить. Всё вроде бы логично, всё разумно делается - если послушать. Эта наномания стала уже притчей во языцех. Как кукуруза когда-то. Но где-то в глубине души хочется верить - а вдруг и правда, какой-нибудь фантастический прорыв грядёт? Свершится новое экономическое чудо вроде японского и наступит расцвет невиданных доселе технологий?
Так что - лично мне он симпатичен. Хотя он не наш, конечно. К сожалению (а кто НАШ, если уж на то пошло? Где они, эти здоровые левые силы - просвещённые, разумные?) Но, во всяком случае, он и не ИХ, не из той банды разрушителей и воров. Что-то третье, какая-то третья сила. Как это там было у классиков: теза-антитеза-синтез? Может быть, и в самом деле, наконец, настала пора прийти какому-то разумному синтезу?
Обаятельный мужичок. Свой парень. Да и потом - интеллигентный. Да когда у нас в последний раз был интеллигентный человек? Да после Константина Устиновича, пожалуй, никого и не было интеллигентного! За целую четверть века.
Константин Устинович тоже очень нравился Терентию. :)

17:49 

Черёмушкинской рынок.

Маленькая радость в жизни.
С раннего детства я глядел на этот рынок, проезжая мимо от бабушки-с-дедушкой домой к родителям и обратно (теперь эти два места - соответственно квартира родителей и моя, где я один).
- Дедушка, а это цирк?
- Нет, Терёша, это рынок! У цирка тоже купол, но другой.
Эти два купола всегда путались в детской памяти.
Помню, я ещё был совсем маленьким мальчиком. Звонок, и входит дедушка с сумками в своём пальто. "Представляешь, мать!" - говорит он бабушке - "на Профсоюзной льёт и льёт, а доехал до Черёмушкинского, там - сухо!".
А потом, в юности, я любил как-нибудь заехать на этот рынок, получив студенческую стипендию, и шикануть, купив тут свежайший рыночный творог по пять рэ или какие-нибудь фрукты зимой. Под куполом был большой и очень чистый кафельный зал, продавцы за своими лотками стояли в белых фартуках.
Столько лет прошло, столько раз проезжал мимо родного, привычного купола - вся жизнь. И вот, в прошлом году как снег на голову - рынок закрывается. Всё сломают, купол снесут и построят какой-то торговый центр высотой чуть ли не в сто этажей. Как теперь модно. Горькая весть, сердце заныло. И вот - рынок начал медленно умирать. Огородили забором, закрыли, запечатали ворота и начали потихоньку разбирать до основания здание. А я всё ездил и ездил туда-сюда, с работы - на работу, и всё глядел с болью в сердце, как его разрушают. Разбирали медленно, обстоятельно, не торопясь. Вот сняли обшивку, потом убрали какие-то слеги, перекрытия. Купол обнажился изнутри зияющей чёрной дырой. Вот-вот сломают окончательно, не сегодня-завтра. Проходит месяц, другой, третий. Полуразрушенное здание в стороне от Нахимовского проспекта смотрится сиротливо, но всё стоит и стоит. Господи, ну когда же, наконец? Хоть бы уж скорее..
Ещё каких-то подпорок не стало, ещё что-то сняли. Обезображенный, изодранный купол уже словно висит в воздухе совсем без опоры, а по нему и под ним снуют туда-сюда какие-то рабочие, похожие издали на муравьёв. Мысленно прощаюсь с любимым рынком каждый раз, проезжая мимо. Ну, сколько же можно тянуть? Странная у них технология. Да там и ломать-то уже нечего, поди!
И вдруг недавно - радостное изумление: вставили новые стёкла с новенькими белыми перегородками! Обновлённый купол вдруг засиял! А как же стоэтажный новый дом? Ведь в газетах же писали об этом! А никак! Экономический кризис разбил все планы застройщиков! Теперь рынок ломать передумали - он, оказывается, вполне ещё крепкий и хороший! Теперь только обновят и откроют заново! И купол цел! Как же я обрадовался! Чуть не до слёз. Ура! Ура кризису! Любимый рынок остался! И купол тоже!
Как же, в сущности, мало надо человеку для радости..

Дневник Терентия

главная